Shadows Curse

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Shadows Curse » границы Империи » танцы духов


танцы духов

Сообщений 11 страница 20 из 20

11

Судорожный, прерывистый вздох. Со страстью истинного мазохиста ты все оттягиваешь момент глотка свежей жизни, все ожидая чего-то. Но чего? А, вот... В глазах парнишки появился живой, осмысленный блеск, и маска счастья на лице сменилась выражением ужаса. Голосовые связки подвели человека - он раскрыл рот в судорожной попытке закричать, но тщетно - послышался лишь легкий хрип. А его ужас подстегнул демона, что смотрел прямо в глаза своей жертве. Глухо, по звериному зарычав, ты схватил его за шею и приподнял в воздух, так как он был примерно на голову ниже тебя. А затем жесткие губы демона жадно впились в человека, и, еще до того, как губы соприкоснулись, можно было разглядеть серебристую дымку, вылетающую изо рта смертного. Ты не удержался, ты так торопился! Глаза открыты и наблюдают за тем, как страдает человек. Он весь дрожит, он бледен, на глазах выступают слезы. А у тебя пульсируют тонкие зрачки, становясь то шире, то уже. Вместе с тем человек становится таким... Ничтожным. Словно иссушенным, будто мертв уже не один месяц. Бледное заострившееся лицо, закатившиеся глаза... Ты с отвращением отбрасываешь труп и запрокидываешь голову, чувствуя себя на грани экстаза. Громкий восхищенный смех разрезает тишину, и словно приводит в чувство других людишек. Вскрики, паника...
Не глядя, ты протягиваешь руку ладонью вверх и начинаешь тихо петь, простую мелодию, без слов. Раз-два-три, раз-два-три... Это напоминает вальс. Размерный, знакомый, но... Дикий? Совершенная противоположность. Взрываясь неизвестными нотами, мелодия заставляет то смеяться, то рыдать. А ты не можешь стоять на месте, и поэтому, когда твоей руки касается кто-то из намеченных жертв, ты подхватываешь ее, закружив в танце.
Раз-два-три...
И тело падает, иссушенное и выпитое до дна. Смех, восторг, эйфория... Все смешалось, все перепуталось. Безумие? Да. Но безумие такое желанное, за которое не жаль отдать и половину жизни. Песнь замолкает, когда ты пьешь еще. А потом возобновляется, и ты мелькаешь средь теней, то исчезая, то появляясь из тумана для того, чтобы поймать еще одну жизнь. Поймать, а потом уничтожить. Сжать в своих ладонях, словно хрупкую бабочку, любоваться ей, стараясь не помять крылышки, а затем... Сомкнуть ладони одним хлопком. И, не вытирая рук, вновь поймать, вон ту, светлую, с голубыми глазами. Ну же, иди ко мне, моя красавица... Ты восхитительна! Ты так красива, так нежна, так желанна... На вид девчушке всего лет шестнадцать, огромные глаза настороженно выглядывают из-под челки, но на полных губах играет улыбка, такая же. как и у остальных. Ты сумел подарить этой красоте счастье, и ты чувствуешь себя добрым волшебником. А теперь ей не жалко и умереть - все равно ничего лучше сегодняшней ночи она никогда не испытает. Ты не можешь себе позволить, чтобы из-за тебя она так жестоко разочаровалась в жизни. Не можешь, ни за что! Кто ты такой, чтобы так поступить с ней? И вот она в твоих руках. Она так покорна, она так тянется к тебе... А глаза ее испуганно блестят, словно она все осознает, но не может ничего с собой поделать.
Я помогу тебе, ма шери...
Шепчешь ей на ухо, зарываясь лицом в копну светло-золотистых волос. Остальные тебе уже не нужны, они так несовершенны... А эта девушка... Легко касаешься ее ауры,  улыбаешься - она невинна. Во всех смыслах этого слова. Ее руки скользят по твоим плечам, ты чувствуешь ее губы на своей шее. И понимаешь - не удержишься. Не сумеешь устоять... Прерывистый вздох - и ты накрываешь ее губы своими, выпивая до дна так быстро и так жадно, словно это последний глоток. Душа девственницы - потрясающее лакомство.
Тишина, наступившая следом, поразила тебя. Как, уже все? Блестящие глаза останавливаются на довольной охотой девушке.
Разве уже все, Багира? Спрашиваешь ты немного рассеянно, словно не веря в это самое "все". Оглядел поляну, и поморщился - красота мертва. Разве так можно? Нужно было разорвать их на части, изуродовать до такого состояния, чтобы нельзя было угадать в них людей. Ты не можешь видеть мертвую красоту и понимать, что недавно она улыбалась и шутила. Любимый острый стилет послушно скользнул в ладонь, и ты опустился на колени перед своей последней жертвой. Провел почти нежно пальцами по ее лицу, а затем... Вонзил кинжал в ее лицо. Он скользил по пухлым губам, раскрытым в немом крике, по румяным некогда щекам, по шее и по груди. Вскоре вся красота была уничтожена, превращена в кровавое пятно, и ты наконец почувствовал, что охота завершена достойно. Стилет вернулся на место, а ты подошел к "Багире" и взял ее за руку.
Эта великолепная ночь, но и она может стать еще прекраснее.
Тихо говоришь ты, заглядывая в ее глаза, и касаешься легко губами тыльной стороны ладони девушки. И снова ловишь себя на мысли, что не вся красота уничтожена.

Отредактировано Samedy (6 Мар 2012 20:11:54)

+1

12

Веселье тем временем продолжалось. Кровь горячими струйками стекала по ее губам, устремляясь вниз, будто желая поскорее прикоснуться к земле, не видеть всего этого кошмара. Всего этого хаоса, царящего на одинокой прежде поляне.
Некоторые люди уже начали просыпаться, и как раз в тот момент, когда Райна закончила со своей первой (при этом надеясь, что не последней) жертвой. Но чудесный демонический голос не дал им разбежаться, вновь собирая вокруг, словно стадо. Снова довольная хищная улыбка скользнула по губам бастет. Да, очередная ночь, которая запомнится надолго. Будет, о чем вспоминать холодными промозглыми ночами, когда заняться ну совершенно нечем. Кроме, разумеется, великолепной охоты за великолепными людьми. Но это все равно не будет таким интересным, как ночь сегодняшняя.
Райна практически не смотрела на своего «напарника», ибо и так знала, что у него все будет в порядке. Если она довольна, то автоматически будет доволен любой подобный ей. Ибо у демонов довольно-таки часто сходятся интересы.
Крови еще одной молодой души вполне хватило для насыщения и получения огромной дозы морального удовлетворения. И теперь бастет вовсю «вылизывалась».
Разве уже все, Багира? – прорезал ночную тишину голос.
Багира? Меня так никто не называл. Вот уже триста с лишним лет. Да я, честно сказать, даже не помню никаких прозвищ. Разве что от этой глупой смертной. Вроде твари, гадины, чудовища…И тому подобных милых слов.
Из его уст это прозвучало, словно загадка.
Или это было нечто иное?
Разумеется, нечто иное. И Райна давно поняла это. Ибо постоянно чувствовала на себе взгляд нового знакомого, который на самом деле тянул ее, словно магнит. Хотя…Ее могло притягивать практически любое тело. И все-таки это было нечто иное. Ведь питалась бастет от крови, а не от сексуальной энергии, как суккубы и инкубы. Что же, вполне возможно, что в некотором роде она и является таковой. Ведь доподлинно неизвестно, кто был в ее роду. Правда, насколько Райна знала, бастет никогда ни с кем не смешивались, доходя до рождения детей. Так – минутное увлечение, невозможность отказать в удовольствии. Древний клан обязан был поддерживать чистоту крови.
Тем временем, дьявольский музыкант уже подошел поближе (кстати, за тем, что делал он до этого, бастет не следила), и, прикоснувшись губами к ее руке, внимательно взглянул ей в глаза.
Эта великолепная ночь, но и она может стать еще прекраснее. – тихо добавил он, будто бы вникнув во весь флер этой потрясающей тишины, повисшей вокруг.
Тишина? Нет, кому-то явно было мало того, что устроили эти двое, явно разгромив чье-то счастье. Удивительно, насколько легко манипулировали они чужими судьбами. Словно это все – лишь игра. Или лишь ложь? Хм…Мысль изреченная есть ложь. Молчи, Райна, молчи.
Молча, зачем лишние слова?
Медленно, будто специально вытягивая секунды, Райна приблизилась к лицу чарующего музыканта. Так, словно все было в точности необходимо. Вновь выдохнув горячий воздух, бастет стала постепенно проводить влажную дорожку языком по направлению от виска и до губ. Оставался лишь единственный шаг, правильный шаг – настойчиво прижаться губами к губам похитителя сердец.
Знаете, а ей это всегда казалось вкусным. Но сейчас – как-то по-особенному, словно отлично от других похожих случаев.
Становилось жарко, а в голове пульсировало так, словно что-то готово было разорвать голову кошки на месте. Но это опять она. Опять Жажда.
- Насколько прекраснее? – шепнула она, едва оторвавшись, и как только восстановилось дыхание.
Зачем она остановилась? Зачем этой кошке нужно было задавать вопросы? Ведь она и без этого знала на них ответы. А если и не знала – не следовало нарушать столь блаженную атмосферу.
От губ до губ вновь оставалось лишь несколько сантиметров.

0

13

Да, прекраснее. Да, она еще есть. Ты смотришь на девушку, в чьих глазах разгорается настоящий огонь, манящий тебя так сильно, что... Нет, это невозможно выразить словами! Губы чуть дернулись, словно ты хотел что-то сказать или, быть может, улыбнуться. Но раз хотел - так делай! И улыбка цветет на губах, а зрачки слабо пульсируют - ты все еще находишься во власти испытанного только что удовольствия.
А твоя сегодняшняя Багира заглядывает тебе в глаза и приближает свое лицо. Ты чувствуешь прикосновения теплого языка к своей щеке, и прикрываешь глаза, полностью поглощая исходящую от нее энергию. И она подстегивает тебя, ты словно делишь эмоции напополам с этой восхитительной ночной охотницей, что случайно разделила твой полуночный восторг. И губы соприкасаются, ты чувствуешь металлический привкус крови во рту, и тянешься к ней, к этой девушке, что прочно поселилась в твоей голове.
Насколько прекраснее?
Вопрошает она. И почему тебе кажется, что ты влюблен в нее? Помешательство, не иначе. Впрочем, ты - натура быстро увлекающаяся.
Намного прекраснее.
Жаркий шепот касается ушей девушки, словно доносясь со всех сторон. Барон, оставьте свои фокусы! Хотя, впрочем, они здесь уместны. Осторожно коснувшись пальцами ее лица, стирая мелкие брызги крови ее жертв, ты смотришь прямо в глаза, в которых видно твое отражение. Тебе это нравится. Тишина, медлительность, хотя в воздухе словно мелькают искры. Она из тех, кто не умрет в моих руках. И она красива. Может, это и есть то, что я искал?
Глупо полагать, что она останется твоей навечно. Она же демон, без привязанностей. Но вот сейчас она принадлежит тебе, и только тебе. Твой язык скользит по мягкой, бархатистой кожи груди, подбирая крохотные капельки крови, и тебе аккомпанирует тонкий, ласкающий слух  стон флейты. Так нежно, так осторожно, словно не желая что-то разрушить - и это вовсе не о музыке, Барон. Ты боишься сорваться и подарить ей ее последний поцелуй, вложив в него всю свою страсть и желание поглотить прекрасное без остатка. Но это же пантера, твоя пантера, которая по неизвестным тебе причинам прочно завладела твоим вниманием. Нельзя, табу. И потому ты осторожно накрываешь ее губы своими, стараясь не переборщить. Вопрос только в одном - насколько она готова рисковать?
И понимаешь - готова. А если не готова, то ты ей поможешь, подтолкнешь в нужном направлении, потому что желаешь ее так же сильно, как и души накануне вечером. И на поляне звучит та самая мелодия, что сводит с ума, что превращает мысли в безумный хоровод, что может поколебать даже твое самообладание. Это она, которая лишает чувства страха или нерешительности, которая предлагает думать не разумом, а инстинктами.

+1

14

Блаженны были эти мгновения, и Райна не могла не признать этого. Любая ночь прекрасна для бастет. Но эта… В который раз повторяла в мыслях пантера, что эта ночь станет особенной. Вернее, нет, не так – она уже особенная. Уже только тем, что рядом – это загадочное существо, к которому коварную бастет тянет какой-то неведомой чудовищной, звериной силой. Она даже объяснения нормального этому не может дать, не то, что отказаться от таких подарков судьбы. Когда эта немилостивая временами госпожа предлагает настолько щедрые дары, пряча хищную улыбку где-то далеко в ночных небесах…Отказывать категорически запрещено.
Наша расчетливая бастет многое повидала за свою трехсотлетнюю с хвостиком жизнь. Кстати о хвостике. Неплохо было бы частично «усовершенствовать» свой облик. Прибавить более знакомых черт, так сказать. До когтей и клыков дело обязательно дойдет, но бастет не знала, что может случиться в следующий момент. Конечно же, были некие догадки, подпитанные достаточно весомыми доказательствами, но…
Но все было не то. Все было не так реально, как хотелось бы того пантере.
Часто наши мысли совершенно разнятся с тем, что происходит в реальности. К сожалению, но это так. И Райна давно уже признала этот факт. Но кто сказал, что эта кошка собирается жить в объятьях действительности? О, нет, друзья дорогие. Все не так просто, как вам кажется. Как говорил кто-то умный - «мы еще повоюем». Кстати сказать именно сейчас бастет и собиралась начинать эту маленькую войну. Вернее, нет, не так. Знаете, как в детстве ребятишки играют в так называемую «войнушку»? Вот это было нечто подобное, только гораздо, гораздо лучше. Ну, по крайней мере, в понятии этих двоих, зависших в подлунном мире – точно. Им нет-нет, да и дай сыграть. Пусть это даже будет последняя игра в их жизни.
Лишиться жизни? А что? Может быть, это даже интересно? Что же…Бастет была готова и на это, выдыхая горячий воздух, чувствуя на себе раскаленную сталь языка. Во рту все еще чувствовался металлический вкус крови, однако теперь, после сладкого вмешательства к этому безумному коктейлю прибавился еще и бесподобный запах каких-то пряностей. Редких, дорогих, но таких манящих и сладких, каких нигде и никогда не сыщешь.
Думаете, коварная бастет все это рисовала в своем воображении?
О, нет, друзья мои, нет. На сей раз все было предельно, до мелкой дрожи в ладонях, настоящим. Словно какой-то дурман, запросто могущий показаться обманом. Но это не был обман. Это не была иллюзия, не было колдовство, очередная попытка захватить разум прекрасной Древней. Нет, нет. Здесь было лишь чистое желание.
Намного прекраснее.
Намного.
Как мало и как много одновременно.
И вновь губы их соприкоснулись. Однако Райна чувствовала, что нечто сдерживает ее прекрасного музыканта. Нечто не дает ему двинуться дальше, выплеснуть все свои эмоции, всю свое страсть и желание.
Но она не позволит сдерживать себя.
Цепкая рука бастет проникла под подол длинного плаща и, едва соприкоснувшись с кожей, отдала жаром.
- Не сдерживайся, - шепнула Райна в приоткрытые губы.
Лишь одного движения хватило для того, чтобы такая тонкая ткань одежды, скрывающей половину крепкого манящего тела, упала вниз, соскользнув с ладоней бастет.
А в голосе-то было не только желание, но и некая мольба.
Будто бы от этого что-то зависело.
А кошка, тем временем, эта хитрая кошка уже касалась горячими губами шеи, совсем легонько царапая кожу клыками. Но этого можно было и не заметить.
Правда ведь?

0

15

Каких богов ты должен благодарить за эту ночь? Каким богам должен принести жертву за то, что тебе было позволено получить такой подарок? Ты не знал, и не уверен, что хотел бы об этом думать. Да и зачем вообще думать, если рядом, так тесно обнимая, улыбается красота?
До рая и до ада.
Собирая кровавую жатву несколькими минутами назад, ты напитался не только душами, но и чужими эмоциями, и сейчас ты щедро делился ими. Тая в воздухе, носясь вокруг, они, эти эмоции, имеют цвет и вкус. Те, кто не замечают этого - слепы. По крайней мере, ты заносишь их в разряд безнадежных.
- Не сдерживайся, -
Жаркий шепот, он словно касается твоих губ. Или это всего лишь очередная шутка твоей неуемной фантазии? Вполне возможно, ибо эта фраза лишь отражала то, чего ты сейчас желаешь больше всего - не сдерживаться. Если бы не боялся случайно убить свою пантеру, ты бы давно дал волю своим желаниям. А почему бы и нет? Мелькнула логичная мысль в замутненном страстью мозгу. Если она останется жить - значит, она та самая. Моя цель и мечта. А если погибнет, то... То я буду скорбить по ней. Возможно, даже пару дней. Узкие полоски серебра вспыхнули чуть ярче, хотя, как казалось, это было невозможным. А затем ты привлек к себе свою багиру, уже успевшую лишить тебя верхней половины одежды. Она так торопится! А ты? Ты не спешишь? Нет. Я хочу насладиться ею, так, как ценители наслаждаются изумительным вином.
Там, где скользил палец, разрезая острым ногтем плотную ткань корсета, следовали губы. Словно извиняясь, и словно дразня, они мягко касались обнаженной кожи, выглядевшей в темноте бледной и не настоящей. Будто произведение искусного мастера, скульптура. Опустившись на колени перед уже лежавшей на земле девушкой, ты изучал взглядом ее полностью обнаженное тело, запоминая каждую деталь, каждую мелочь.
Тсс... Прижал ты палец к ее губам, когда она попыталась взять активность в свои руки. Но это не правильно, это ты даришь ей ночь. Ты, а не она тебе - она слишком похожа... Ты не знал, как это объяснить, и терялся в раздумьях. Но это не мешало твоим губам и рукам скользить по телу девушки, задерживаясь в самых чувствительных местах. Ты изучал ее, пробовал на вкус. А мелодия, тихо звучавшая на поляне, уходила на задний план. Только ты и она. Только так, и никак иначе.
Своди меня с ума.
Так, будто это в последний раз.
По другому нельзя.
Нет, так дальше невозможно! Ты склонился над ней, продолжая дарить ей ласки, придвигаясь все ближе. А она привлекает тебя к себе, и ты касаешься ее бедер своими, одной рукой раздвигая ее ноги. Частое дыхание, мелкие бисеринки пота на лбу, едва поблескивающие в свете луны... Резким движением ты входишь в девушку, и слегка замедляешься, давая ей привыкнуть к новым ощущениям. Только вот перед тобой демон, а не человек, к которым ты привык. А демон - то в новинку. Такой желанный демон... Чем ближе, тем сильнее бьется сердце. Она стала твоим помешательством на эту ночь, Барон. Ты с улыбкой понимаешь это, но воспринимаешь совершенно спокойно, как нечто само собой разумеющееся. Теплый язык обводит контуры женских губ, раздвигая их и проникая в рот. Двигаясь внутри своей пантеры, ты даришь ей поцелуй, от которого так долго удерживал себя. Поцелуй, который может свести с ума и даже убить любого смертного.
А ночь все просит песни.

+1

16

Ближе и ближе. С каждой секундой.
Кого-то такая ситуация могла бы напугать. Ведь двое едва ли не набросились друг на друга, желая дальнейшего продолжения своего кровавого пира. Но кто мог предположить, что продолжение будет именно таковым?
Райна, к примеру. Да, она всегда знала, что бывает после подобного знакомства. Да и те, кто состоит в каком-либо родстве с демонами, весьма часто угадывают мысли друг друга. А старая развратница бастет размышляла в те моменты именно об этом. И, надо сказать, было бы даже приятно, если бы кто-нибудь прочел ее мысли. Впрочем, сейчас ей уже не особенно это было нужно. Ведь она уже добилась своего. Или же это еще не все сюрпризы на сегодняшнюю ночь? Хотелось бы надеяться.
Тихая, тихая музыка с каждой секундой становилась все тише и тише. Но так было нужно, и Райна понимала это. Эта ночь принадлежит им, столь же прекрасным сейчас, сколь и была музыка несколько мнут назад.
Была? Нет, нет, она осталась в душе. И навсегда останется, у кошки в этом не было никаких сомнений. Услышав такую мелодию, ты просто не сумеешь беззаботно выбросить ее из головы. И безнаказанно. У всего в этом мире есть своя цена. И у забытых песен есть. У всякой забытой вещи есть. Но эта – слишком прекрасна и сладка, чтобы забыть. И наказание последует, обязательно последует.
Но она ведь и не собиралась забывать. Зачем забывать то, к чему сам так стремишься?
Ткань корсета, туго завязанного и поэтому прилегающего к телу, легко поддавалась острому когтю чарующего музыканта, и Райна довольно выдохнула воздух, почувствовав прикосновение языка к коже. Несмотря на то, что лицо ее горело от желания, все остальное тело по-прежнему оставалось холодным, сохраняя некую трупную температуру. Холодная, словно мраморная статуя, и светящаяся загадочным фосфоритным сиянием в темноте ночи. Она всякого манила прикоснуться, почувствовать…Но не каждому давала, легким видением исчезая из поля зрения неосторожного наблюдателя. Тому, кому не следовало дотрагиваться, не дотронуться никогда.
Но ему – можно. Можно продолжать сводить ее с ума и творить вещи, совершенно не поддающиеся логическим цепочкам и рассуждениям. Зачем включать какую-то логику, когда и без нудных длинных размышлений, а главное – слов, все понятно? Нет…Это все только лишь замедлит.
А они, кажется, вовсе никуда не спешили. Кошка, привыкшая вести бал, сегодня уступала. Наверное, один из редких случаев, когда хитроумная кровожадная бастет поддалась. Но только ли чарам? Нет, не только им. Но и им в том числе.
Энергия клубилась в воздухе, и они оба это чувствовали. От удовольствия Райна даже заурчала, блаженно прикрыв глаза.
По низу живота вначале прошлась легкая волна боли. Приятной боли, от чего руки даже затряслись. Изумрудные глаза ярко сверкнули в темноте, а спина изогнулась, ловя ритм. Мелодии практически не было слышно, она ушла далеко, готовясь вернуться вновь.
Стон наслаждения сорвался с губ, но пока еще тихий, робкий. Будто бы никак не решаясь сделать нечто большее. Пугаясь? Чего?
Каким-то отделом мозга Райна чувствовала, что в следующие мгновения должно произойти что-то, чего оба они так ждут. Или…только один из них? Неважно. Ничего сейчас неважно.
Теплый, даже где-то горячий язык вновь касается области губ и…
Что-то…Какая-то волна проходит по всему телу, заставляя кожу покрыться мурашками и зажмурить глаза. Затем выгнуть спину, схватиться за землю, словно в попытке не улететь.
Энергия клубилась плотным туманом вокруг, заставляя дрожать и лишь плотнее закрывать глаза. Сердце билось, словно пойманная птица в клетке.
Тук-тук…Тук-тук-тук…Тук…Тук…
Остановка.
Оно и в прямом смысле остановилось.
На целую минуту, может быть, и меньше.
Однако затем…
Будто бы кто-то вновь запустил пульсирующий орган.
Бастет выдыхает накопившийся в легких воздух. Вначале резко, а затем прерывисто. И снова серебро встречается с изумрудами.
Не хватило даже сил сказать что-либо…Или сделать. Или даже описать.
Слов ведь и не было.
Только густой предрассветный туман…

+1

17

Какими сладкими кажутся ее губы! Ты и не представлял, что такое бывает. И, даже оставаясь поглощенным женским телом, ты чувствовал легкое волнение своей пантеры. Будто бы она знает, что сейчас случится то, что может стать либо незабываемым, либо последним, что она почувствует в своей жизни. Впрочем, ты, что казалось удивительным, надеялся на первое. Почему удивительным? Просто ты всегда расценивал своих партнеров как жертв, но сейчас... Сейчас все смешалось и перевернулось с ног на голову. В твоих руках был демон! Самый настоящий, и такой желанный, такой манящий. Словно душа этой демоницы просила, чтобы ты попробовал ее на вкус. И удерживаться было сложно. Возможно, конечно, но только не сейчас.
Вечность.
Чувствуя ее трепет, то, как выгибается ее тело, как жадно руки вцепляются в землю, ты застонал, прикрывая глаза - ее  душа устремилась навстречу тебе. Такой сладостный миг... Все тело горело, а язык касался легкой дымки с неизвестным ранее, но безумно прекрасным ароматом, поселившейся во рту пантеры. Это и есть ее душа, и вкус этот сводит тебя с ума. Осторожно касаясь ее кончиком языка, ты не спешишь делать первый глоток, оттягивая этот момент. Тело девушки дрожит, а ты прижимаешь ее к себе, не давая вырваться. Чувствуешь сквозь кожу замедляющееся биение ее сердца, и это доставляешь еще больше удовольствия, приближает к финишу. Еще пара мгновений, и...
Тихий стон сквозь сомкнутые губы едва слышен, и ты прерываешь свой смертельный поцелуй, жадно глотая воздух. Немного отдышаться, а затем взглянуть на бледное лицо девушки. Неужели мертва? Касается сознания мысль, и ты вглядываешься в черты ее лица, ища в них признаки жизни. Сердце ее не бьется, оно словно замерло. Ты покачал головой, отбрасывая со лба чуть влажные пряди волос, и сел рядом с девушкой прямо на белый снег. Холод не чувствовался, впрочем, как всегда. Ты поднял с земли неподвижное бледное тело и прижал его к себе, положив на колени, тихонько баюкая. А затем снова прикоснулся к ее губам, и... Почувствовал вкус ее души. Ты не выпил ее? Оставил как есть, в подвешенном состоянии. Она жива, жива!
Багира? Не слышит.
Вдох, выдох. Душа скользит обратно к телу. Ты вернешь ее назад.
Глаза девушки распахнулись несмело, и сразу встретились с твоим внимательным взглядом. А на твоих губах едва играет улыбка, и ты почти нежно проводишь пальцами по ее щеке, словно помогая вернуться в реальность. Выжила... Ликует душа. Это и в самом деле она! А девушка молчит, но ты и так без слов все понимаешь. Интересно, она впервые была так близка к смерти? По крайней мере, таким способом - точно.
А в тумане мелькают огни, и звучит тишина.
А она первая, кто осталась в живых. Ведь ты даришь наслаждение, но берешь за это слишком большую плату... Разве это не знак? Твое помешательство, Барон, переходит все границы. Ты понимаешь, что и в самом деле  влюблен в эту брюнетку с кошачьими глазами. Впрочем, надолго ли? Просто ты считаешь ее особенной, и, как никогда, благодарен судьбе за эту встречу.
Кажется, скоро утро? Как жаль... Оно разрушит всю магию, сотрет, как ластик стирает с листа карандашный набросок. А кто вы днем? Лишь жители этого мира, не более того. Таких сотни бродят по улицам, но лишь единицы поют по ночам. И неважно, какая то песнь - манящая ли, лечебная или смертельная. Летят ли кровь, или покидает тело душа. Все равно результат один - люди боятся ночи потому, что существуют такие, как вы.

0

18

Но рассвет не должен был мешать. Это всего лишь огненный шар солнца, восходящего в кроваво-алом небе. Это всего лишь стекающиеся на восток розовые и золотистые облака, подсвеченные первыми лучами и лениво ползущие на берег бесконечного неба.
День и ночь. Таковы были и они. Фрейя и Райна. Между ними не было практически никаких сходств, кроме, разве что, внешних. И мысль о том, что вскоре придется распрощаться с этой чудесной ночью, уступив место жалкой смертной. Той, которая вечно портила бастет все веселье.
Прикосновение теплой руки к похолодевшей кожи выбило Райну из размышлений о собственной судьбе. Эту улыбку, этот взгляд темных глаз с серебристыми зрачками она наверняка запомнит надолго. Конечно, если не будет иного. Хотя бы отдаленно похожего. Но бастет знала. Не будет.
- Мое имя Райна, - тихо, что было весьма удивительно для обыкновенно смелой и бойкой кошки, промолвила девушка.
Надо сказать, что ночь эта изменила ее. Нет, возможно, пока различий видно не будет. И долго еще она останется такой, какая есть. Но постепенно, словно волны, накатывающие на берег, ее эмоции и чувства будут меняться, и меняться кардинально.
Не хватало мне стать такой, как эта сопливая смертная, - фыркнула в мыслях бастет, едва не разозлившись и не сжав кулаки. Но нужно было себя хоть как-то сдерживать, и поэтому она спокойно взглянула в небо. О, нет, Дин Тйан Нгааби, ты никогда не увидишь ночи. Никогда не будешь чувствовать то, что чувствую я.
Частенько и сама «вторая половинка» бастет  говорила так. Ты никогда не будешь чувствовать то, что чувствую я. Да, пусть Райна не видела дневного света, лишь пугаясь первых золотистых губительных лучей. Но зачем нужен был ей какой-то свет, если ничего лучше лунного сияния она найти не могла? За все свои триста лет жизни кошка не сумела отыскать то, что приносило бы ей большего чувства красоты, нежели бархатное ночное небо, усыпанное серебристыми звездами, да ночные деревья, едва освещенные лунными лучами. Что могло быть прекраснее ночи, в которой обитал ночной демон? Нет, только это необходимо было для того, что почувствовать всю свою силу, весь свой вкус. Всего ночного демона, питающегося страхом. Возможно, другим это не понять, возможно это понимают лишь демоны – существа ночи. Но какое им дело до этого? Что же, возможно дела не должно быть. Демоны есть демоны, и отрицать их силу в ночное время суток – просто глупо.
Разумеется, назвав свое имя, она надеялась, что узнает и его имя. Возможно, ему даже не захочется называться, но тогда кошка просто с этим смирится. Что ж, у судьбы на все есть свои ответы, и никто не в праве обвинять ее.
А Райна была просто благодарна. Как бывают дети благодарны за подарок на день рождения. Или как бывают благодарны просто за то, что ты есть. По крайней мере, четкого определения своей благодарности Райна найти не сумела. Да и не стала портить момент. Ни к чему лишние размышления, когда все понятно без слов. Только испортишь дымку ночи белыми лучами восходящего солнца.
Изумрудные глаза ярко сверкнули пока еще в темноте, и кошка, поежившись, тихо прижалась к зачарованному музыканту. Нет, ей не было холодно. Скорее, ощущение того, что вскоре придется пережить тяжкий момент прощания и вернуться в небытие, угнетал бастет. Причем угнетал так, как не было ни единого раза до этого. Все было так странно и так ново…Хотя все когда-то бывает в первый раз.

0

19

Ты не смотрел вверх, на небо, но и так знал, что скоро наступит утро. Нет, тебя это никогда не пугало, лишь вызывало чувство сожаления - прощаться с дымкой тайны не хотелось. Ты все равно останешься тем, кем являешься сейчас, просто станешь.. Менее заметным, что ли. И более обычным. Только почему тебе кажется, что твоя пантера тоже опасается первых солнечных лучей? Может, она, как и ты, становится иной. Грустно, конечно, но это не повод испытывать страх. Или же есть что-то еще? Впрочем, гадать не было смысла, ведь можно спросить или же просто дождаться и увидеть самому. А так ли мне хочется знать, что происходит с ней после рассвета? Не разочаруюсь ли я? О, это было бы ужасно...
Но твои размышления прервал тихий голос девушки.
Мое имя Райна, Райна. Повторил мысленно ты, словно привыкая к этому новому слову. Это имя, безусловно, ей подходит. Чувствуя на себе ее выжидающий взгляд, ты посмотрел ей прямо в глаза, словно ища там ответ на свой вопрос. Кто же ты такая на самом деле, Райна? Нет, ночью я тебя видел, а вот днем... Узнаю ли я тебя в толпе? Пойму ли, что это именно ты, Багира?  Легко вздохнув, девушка прижалась к тебе, и ты чуть сильнее обхватил ее плечи,  предчувствуя близость расставания. Разумеется, у вас разные дороги, но они когда-нибудь пересекутся вновь - по крайней мере, на это ты надеялся. Быть может, и пантера на это рассчитывает тоже... Но разве ты можешь это знать наверняка?
Самди. Назвал ты свое имя. Пальцы скользнули по темным волосам девушки, запутываясь в них. Шелк, чистый шелк... И почему так не хочется, чтобы эта сказка заканчивалась? Наверное, именно потому, что это и есть сказка - для тебя, по крайней мере. Обычная ночь принесла столько волшебства! Намного больше, чем раньше. Все просто великолепно, если бы не легкая горечь. Ведь ты же знаешь, что..
Легкая дымка тумана засеребрилась в предрассветных лучах, и девушка, которую ты обнимал, легко вздрогнула. Ты вздохнул и чуть отстранил ее от себя, внимательно вглядываясь в лицо, чуть исказившееся под первым лучом солнца. Коснулся ее губ тихонько, словно прощаясь. Нет, ты не прощался! Ты говорил - до свидания.
Пора.
Из твоих глаз уже исчезло серебро, и черты лица слегка изменились. Даже волосы, и те стали чуть короче. Магия ночи для тебя закончена. Положив девушку на землю, ты поднялся на ноги, отряхивая с колен липкий снег. Стоя к ней спиной, ты слышал легкий стон, и будто кожей чувствовал ее превращение. Одевался, не поворачиваясь, а затем направился прочь неторопливой походкой.
Следы скрывались за деревьями, и лишь отпечатки на снегу, да несколько мертвых тел напоминали о том, что произошло этой ночью. Тишина, и легкое изумление - вот что витало в воздухе. Не твое, а, значит, ее. Девушка, лежавшая на поляне, не была твоей Багирой... Она могла еще разглядеть высокий мужской силуэт в плаще. стоявший спиной к ней. Да, ты остановился, но не вернулся. Тебя окликнули, а ты исчез в тумане.
До встречи, Райна.
---в город------

0

20

Впервые в жизни Райна испытывала болезненную горечь. От того, что скоро утро и придется вернуться. Никогда еще прежде у кошки не было подобных эмоций в душе. Да, конечно, жаль было покидать этот прекрасный мир, в котором так много возможностей…Жаль и было, что дана всего лишь ночь на то, чтобы насытиться вволю и покорить все мыслимые и немыслимые вершины. Райна иногда задумывалась о том, что было бы, если бы ей дали второй шанс. Не попади она под немилость темной властительницы, не погибни бы там – в мире мертвых – все было бы совершенно по-другому.
О, как бы я тогда развлеклась…Жаль, что это наверняка невозможно. С тех пор, как демоны вырвались в этот мир, я не знаю, как сделать так, чтобы воссоединиться с ними. Если только попробовать связаться кое с кем, восстановив, так сказать, старые контакты.
Как это было странно…Странно кошка себя сейчас ощущала – так, будто на черную душу ее повесили ненужный тяжелый камень, сдвинуть который не представлялось возможности. А Райна…Да. Ей придется сказать «до свиданья», надеясь на скорейшую следующую встречу.
Утренний холодок заставил поежиться и громко вздохнуть. Начиналась обратная трансформация, и даже для демонов она проходила с болью.
Первая волна пронзила все тело, когда он ушел. Райна знала его имя и теперь она сможет найти его. И он сможет.
Вскоре на поляне небольших холмиком света и тени лежала девушка. На ней еще была какая-то одежда – обрывками прикрывающая тело с мертвенно-бледной кожей. Холодные, словно голубой лед, глаза моргнули несколько раз, восстанавливая зрение. И даже видели расплывчатый силуэт. Мужской силуэт. А затем…
-АААААААААААААААА! – самый настоящий ор пронзил лес насквозь, словно стрела пронзает бумагу.
А маленькое существо, испустившее его, заметалось по поляне туда-сюда, ища, за что бы уцепиться, что сделать. Черные волосы разметались по плечам, а наполненные ужасом голубые глаза вращались туда-сюда, словно заколдованные. Сердце билось о клетку ребер, желая покинуть это место, улететь куда-нибудь подальше. Она была по-настоящему напугана. Вокруг – тела, кровь, разрушения. А сама она четко видит на снегу отпечатки двух тел…И одно из них – ее.
- Когда ты сдохнешь, тварь?! – снова закричала черноволосая жертва проклятья, обращаясь к бессмысленному равнодушно-серому небу, по которому медленно плыли тяжелые облака. – Когда ты оставишь меня в покое?!
Девушка бессильно упала на подтаявшую землю и стала в отчаянии бить кулаком по твердой поверхности. Будто бы не замечая боль, она все била и била. Так, как срывает свой гнев спортсмен на боксерской груше. Или тот, кто люто ненавидит своих врагов, воображает их перед собой, прежде чем нанести первый удар. Неважно – словесный, ментальный или попросту – физический.
- Оставь. Меня. В покое! – с каждым словом удар становился все сильнее и сильнее, словно именно от произносимых звуков зависела сила.
Когда на костяшках пальцев сгустилась ярко-алая кровь, а в уголках глаз скопились слезы, она перестала. Тело ее содрогалось от судорожных рыданий. Она понимала, что сотворила что-то ужасное. Убила невинных людей. И все из-за нее – проклятой твари, живущей внутри и отравляющей все ее существование. Зачем она существует? Зачем?! Почему именно с ней?!
Фрейя остановилась, поднявшись на ноги. На руках были кровавые разводы, а глаза слезились. Но нужно было идти. Быть сильнее, чем хочет эта тварь. Не позволить ей прогнуть собственную волю. Неважно, что она скажет. Важно лишь то, что решит Фрейя. Да. Так будет.
---------------->>> куда-то.

0


Вы здесь » Shadows Curse » границы Империи » танцы духов


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC