Shadows Curse

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Shadows Curse » Флешбек » дружба порою доводит не до добра, а до греха


дружба порою доводит не до добра, а до греха

Сообщений 61 страница 70 из 72

61

Вы уже совсем забыли о том, что пару минут были мокрыми и влажными. На теле не осталось ни единой капельки воды, только на лбу постепенно поблёскивали капельки пота. Жар буквально сжигал тело демона, ему ещё никогда не было так хорошо от того, что ему горячо.
Девушка судорожно цеплялась руками в крепкие плечи. Это было не от боли, а от нахлынувшего наслождения. Фауст старался быть нежным, он делал грубых толчков, а делал их плавно, но тем не менее быстро.
Стиснув собственные зубы инкуб даже слегка порыкивал от удовольствия закрыв жёлтые глаза. Тихие стоны девушки, что прижималась к нему пылающей грудью продолжали будоражить чёрную кровь, словно та была готова и вовсе закипеть. Ведетт подавалась бёдрами на встречу своего любовника словно хваталась за каждое его движение, как и он сам. Она так сильно выгибала спину, что Фаусту время от времени хотелось заставить её буквально переломиться по полам от удовольствия, однако тот останавливал себя лишь потому, что сам был уже на пределе.
Почувствовав на своей шее робкие, слегка сбитые касания мягких губ он приоткрыл глаза. Девушка целовала его плечи спускаясь чуть ниже к основанию шеи. Розенкройцеру было приятно щекотно от этих касаний и он подставлял собственную шеи под ласковые поцелуи заставляя девушку ни в коем случае не останавливаться. Ему нравилось когда и он нём не забывают беспокоиться, всё-таки ласкать нужно не только одного партнёра. Второй тоже хочет заботы и нежным прикосновений, хотя бы поглаживаний по спине было уже больше чем достаточно. Обычно девушки забывают ублажать Фауста, если у них мало опыта. Однако эта догадалась, хотя и во второй раз с мужчиной.
Однако в какой-то момент демон резко выгнулся в спине сжимая глаза. Горячая жидкость заполнила девушку изнутри чуть пульсируя, от чего Фауст несколько раз содрогнулся будто бы ему было холодно. Но тому было более чем жарко. Чуть отстранившись от девушки в чьё плечо он только что ударился лбом инкуб коснулся губ Ведетт.
Влажный язык вперемешку со жгучим дыханием провёл влажную дорожку по пухленьким губкам оборотня и демон аккуратно вышел из Вед пытаясь отдышаться. Дыхание конечно давалось с большущим трудом, но ты продолжал пытаться его восстановить.
Усевшись на край кровати ты протёр собственную шею прежде скинутым полотенцем и искоса взглянул на девушку. Та продолжала лежать на кровати и как хозяин старалась восстановить своё дыхание. Тихо усмехнувшись ты ничего не сказал, а просто продолжил вытирать свои мокрые волосы
Фаусту быстро надоело его прежнее занятие и только стоило ему натянуть штаны он вновь улегся подле обнажённой девушки. Нежно проведя пальцами по её тонкой линии бедра, демон продолжал хитро ухмыляться самому себе. Однако его губы тут же прильнули к впалому, тяжело вздымающемуся животику и нежно поцеловали его. Янтарные глаза продолжали смотреть прямо на девушку, однако не с мыслью устрашить девчонку. А просто так, любуясь её выражением слегка красноватого лица.
- Надеюсь ты получила столько же удовольствия как и я выдохнул Фауст облизнув полукругом впадинку на животе.
Проведя пальцами по влажной промежности инкуб вновь сделал хитрое выражение лица. На пальцы вытекла белая жидкость, его собственная жидкость, которую он оставил внутри Ведетт
- Не беспокойся на этот случай, забеременеть от демона практически невозможно
Утешил, так сказать. Ну, хоть будет знать, что ей толком не чего бояться. Если ты не демон, то залетишь на вряд ли. В некоторые моменты быть демоном очень даже выгодно. Например, в такие.
Подтянув вместе с собой обнажённую Ведетт с дивана, ты нарыл на кресле белоснежную рубашку. Вручив её девушке, ты только улыбнулся
- Одень пока это. Затем он отвернулся в сторону кровати стягивая с той кроваво-красное покрывало Надо бы чуть-чуть отдохнуть. Всё равно идти домой не самый лучший вариант.
Фауст поцеловал девушку в голую шею и увлёк с собой на кровать

0

62

    Фауст двигался плавно, но быстро, подставляя мускулистую шею горячим поцелуям. Ведетт ясно понимала, как после всего этого бурного действия будут болеть ноги. Ведь она их наверняка перенапрягла, и такого долгого сексуального изобилия у неё никогда не было. Да, с Уильямом тоже всё было достаточно долго, но Фауст просто побил все немногочисленные рекорды. Да, обоим казалось, что прошло всего то пару несчастных минут, но в порыве наслаждения и страсти, Ведетт уловила в окне первые признаки рассвета. А ведь они начали когда только-только стемнело! Если вам не чужда математика – посчитайте сами!
   Ведетт тяжело вздыхала, а порою, при уж очень нежных толчках и издавала сладостные стоны. Иногда, когда даже хотелось кричать, она сжимала челюсти, и в поисках успокоения хаотично хваталась на простыню, сжимая мягкую ткань в кулаке.
   Волосы, которые когда-то были совсем мокрыми, стали уже почти сухими, за исключением пары прядей. Теряя влагу, волосы превращались в локоны, каких ещё не было. Локоны вились в разные стороны, закручивались и рассыпались по подушке. Может это действия секса? Ха, сомневаюсь.
   Было видно, что Фаусту нравятся робкие и ласковые поцелуи в шею и нежные поглаживания по спине и плечам. Делать это было совсем не сложно и очень приятно, поэтому Ведетт без устали ласкала своего партнёра, вздыхая и выгибая белую спинку.
   Губы стали красными от поцелуев, а на скулах появились розовато-красные оттеки. Глаза стали полностью красными. Такое бывало редко. Только зрачок был жёлтым. Ничего от голубого пигмента не осталось. Бордовая краска заняла всё пространство глазницы.
   Вдруг, девушка почувствовала, что сейчас испытает то самое, сладостное и желанное чувство. Фауст вздрогнул, будто бы от холода. Оборотень почувствовала лёгкую и такую приятную пульсацию внутри себя. Откинув голову назад, она наслаждалась, как вязкая, белая жидкость согревает всё внутри.
   Демон вышел из неё и прикоснулся к алым губам. Чуть с надрывом он провёл влажным языком и сел на кровати, пытаясь восстановить дыхание. Ведетт глубоко дышала, пытаясь поймать соразмеренное дыхание. Она немного прикрылась одеялом, чтобы не быть такой голой, но Фауст повернулся к ней и коснулся губами впалого живота. Девушка улыбнулась. Мужчина обвил языком маленькую впадинку и провёл пальцами по промежности. Это было очень приятно.
   Надеюсь ты получила столько же удовольствия как и я Ведетт улыбнулась ему. Да, она получила, наверное, даже больше удовольствия, чем он. Хотя, она же не знает, сколько получил он. Будем надеяться – достаточно.
   Потом мужчина сказал, чтобы Ведетт не беспокоилась, потому что забеременеть от демона почти нереально. Девушка немного углубилась в свои мысли. А что бы было, если бы она забеременела? Во-первых, это было бы невероятно трудно, так как ребёнок был бы наполовину демон и выносить его было бы почти невозможно. Во-вторых, ей негде было бы жить. Норрис бы точно выгнала из дома, узнав о ребёнке, а к Фаусту она жить не пойдёт. У него и без этого проблем хватало бы. Может, она пошла бы к Винсенту...Брр, мурашки по коже от мысли, что я могу забеременеть…
   Фауст отыскал свою белую рубашку и попросил Ведетт надеть её. Девушка надела мягкую вещицу и чуть в ней не утонула. Она была очень большая, и больше смахивала на платье. Не смотря на то, что рубашка полностью прикрывала все интимные места, оборотень всё-таки быстро натянула трусики. Бюстгальтер ладно. Под рубашкой –то не видно ничего.
  Надо бы чуть-чуть отдохнуть. Всё равно идти домой не самый лучший вариант. Да, вот с этим она была согласна. Тем более идти домой совершенно не хотелось.
   Демон поцеловал её в шею и утащил на кровать. Было так хорошо и уютно. Тело было такое расслабленное, такое, будто бы сонное. Но, на внутренних сторонах ляжек и в промежности всё болезненно ныло. Девушка даже не подозревала, что это будет настолько ощутимо. Когда они вновь оказались на кровати, девушка залезла на Фауста, убрав назад непослушную прядь волос.
   Вот теперь из-за тебя у меня внутри всё ноет! девушка сказала это с наигранной обидой, но улыбалась. Румяность щёк уже совсем прошла, и лицо стало вновь белым, а зрачки медленно становились голубыми, перетекая из красного цвета.
   Ведетт чуть подтянулась к Фаусту поближе и притронулась у его губам. Сейчас у обоих дыхание было в норме, и если закрыть губами рот, то никто от недостатка воздуха не умрёт. Девушка нежно провела рукой по его шее. Движения были робкими, но уже не такими стеснительными и скованными. Оборотень немного, совсем чуть-чуть изогнула спинку, отчего аппетитная попка в кружевном белье, чуть подалась вверх.
   Ммм, сейчас бы ещё поспать и всё в шоколаде.

0

63

-Вот теперь из-за тебя у меня внутри всё ноет! заявила оборотень
Ноет? Фауст искренне удивился, он никогда раньше не слышал, чтобы у кого-то что-то да ныло после секса. Ноет, это когда хочется, а у неё почему-то наоборот. Может демон просто шутки не понял или что-то ещё? Во всяком случае он просто мило улыбнулся и наслаждаясь видом Ведетт.
Она выглядела всё ещё очень соблазнительно, даже белая рубашка делала её не менее сексуальной чем абсолютно голой. А эта отклянченная вверх попка, ммм. Фауст провёл по упругим ягодицам своими пальцами и вновь поддел  тонкую линию трусиков на бёдрах.
Ну зачем она их надела? Теперь они все будут белыми изнутри, т.к. в промежности всё ещё оставалось семя демона. Да и вообще, находиться в нижнем белье после секса это просто неразумно! Инкуб всё ещё не успел налюбоваться юным телом девушки, а она уже всё спрятала... негодяйка
- Скажи мне, как его звали?
Фауст всё ещё горел желанием узнать кто же лишил юного оборотня девственности в столь раннем возрасте? Скорее всего её ровестник, бывший бой-френд или как-то так. Во всяком случае не изнасиловали же её, иначе она боялась бы секса, как огня! Знавали одну такую девчушку, приходилось иметь дело.
- И вообще, могли бы и потише...!
Что-то сонное стояло в дверном проёме и интенсивно тёрло свои собственные глаза.
Фауст недоумевающе уставился на силуэт, а тот продолжал что-то невнятно бурчать и жаловаться. Это был Люциан. Ну да! А кто ж ещё как не Люциан? Наверняка установил купол, чтобы слышать только своего хозяина. Ну да, чувак, неудачное же ты время выбрал для сна.
Уставившись на Ведетт блондин слегка удивился. Ну да, это она, чё так таращиться? Подумаешь Розенкройцер пару часов весьма уверенно говорил о том, что не собирается спать с этой девушкой! Ну вот просто вышло так... Чисто случайно.
- Ладно, я пошёл есть
У Люка было совершенно скучающее выражение лица. Вероятно он был совсем не удивлён, что за стеной стонала именно Ведетт, потому-то просто махнул рукой и удалился на первый этаж.
- Мда Фауст продолжал смотреть на дверной проём. Ну, раз уже совсем скоро рассвет, то я предпочел бы немного выспаться
Проведя большим пальцем по пышным губкам оборотня, ты просто на просто развернулся на бок. Ужасно хотелось спать и это при том-то, что только что демон получил не малую дозу энергии. Однако его всё равно тянуло в сон, да и Ведетт наверняка хотелось отдохнуть после столь бурного времяпрепровождения.
Подтянув юную особу к себе ты улёгся у неё за спиной нежно обнимая за талию. Правда при этом твои губы были на её плече, но это уже не важно.
Демон спокойно прикрыл глаза и провалился в сон. Наконец-то пара часов спокойного сна. Как же я долго их ждал!

+1

64

   Фауст так мило улыбнулся. Казалось, что он сейчас скажет: «Это моя работа, детка!». Это было бы очень смешно. Она на секунду представила Фауста в стрингах, с плётками в руках. Это выглядело очень красиво и сексуально. Но девушка одёрнула себя за извращенские мыслишки. Нельзя так прямо открыто об этом думать. Как не стыдно!
   Демон провёл по немного поднятой попке, цепляя пальцами линию трусиков. Было видно, что он был не особо доволен их присутствию на теле. А что? Ведетт никогда не нравилось лежать голой. Она даже спит в трусах! Что уж говорить о том, чтобы лежать голой с мужчиной рядом! Смиритесь!
   Скажи мне, как его звали? Тёмные бровки в непонимании поползли по переносице. Девушка сначала не поняла, о ком вообще идёт речь, но через пару секунд до неё всё-таки дошло. По-видимому, Фауст искренне желал узнать, кто же сорвал мой драгоценный плод первым. Ухмыльнувшись, она посмотрела на Фауста.
   Его звали Уильям. Немного помолчав, девушка подумала, и добавила немаловажную вещь этого пикантного факта.
   И да, не думай что он был моим ровесником и всё было по-детски. Могу тебе сказать, что он был…примерно, лет так на двадцать меня старше и это чем-то смахивало на изнасилование. Ведетт даже улыбнулась, когда сказала это. А что? Он стал её другом, и она может ему всё доверить! Почему бы и нет? Много-ли тридцатилетних Уильмов по земле ходит? Да уйма! Я же ведь не сказала, что он инквизитор. Так что, всё чики-пуки.
   И вообще, могли бы и потише...!  Вед резко повернула голову. В дверях стоял сонный Люциан. Щёки девушки мгновенно покраснели. Стало так неудобно. Мало того, что бедный слуга Фауста всю ночь слушал их стоны и вздохи, так сейчас он ещё зашёл и увидел, как Ведетт лежит на Фаусте. Какая я всё-таки молодец, что трусики надела! А то ещё и попу бы засветила! Было бы ещё в три раза неудобнее.
   Люциан закрыл дверь и ушёл. Девушка вздохнула и снова повернула голову к мужчине под собой, от чего её локоны взметнулись вверх, бесшумно падая на плечи.
   Ну, раз уже совсем скоро рассвет, то я предпочел бы немного выспаться А вот это была действительно хорошая идея! После такого активного «отдыха», силы были совсем на исходе, тем более время уже приближалось к рассвету, и организм отчаянно требовал сна.
   Девушка съехала с крепкого мужчины, и оказалась в его тёплых объятиях. Он мягко сжимал её талию, касаясь губами обнажённых плеч. Сон наступил настолько быстро, что девушка впервые за долгое время не помнила, как заснула. Возможно потому, что сон наступил молниеносно.

  Ведетт проснулась. Правда глаза она открыла не сразу. Уже было позднее утро, которое медленно перетекало в день. Из небольших, зашторенных окон сочился дневной свет. Он ослеплял, поэтому Ведетт не сразу открыла глаза, чтобы не получить луч прямо в глаз и ослепнуть нахер!
   Потягиваясь, она переворачивалась в бока на спину. Фауста рядом почему-то не было, и она поднялась, усевшись на кровати. Прямо напротив недавнего ложа их страстной и неудержимой любви, в мягком кресле сидел демон. Девушка ему нежно улыбнулась, ещё полностью не отойдя от сна. Лицо её было такое белое и, будто уставшее. Глаза отдавали красными оттенками, а тёмные локоны разметались в разные стороны. Что, кстати, её совсем не портило.
   Медленно, будто лениво, он свесила тонкие ноги с кровати. «Снаружи» было как-то холодно и спину пробрал приятный холодок. Коснувшись пола, Вед поёжилась. Он был ледяной, по сравнению с тёплой кроваткой. Пересилив себя, девушка встала на ноги и пошла к Фаусту. Шла она на цыпочках, чтобы не опускать полную стопу на холодный пол. Оказавшись рядом с демоном, она нагло уселась к нему на коленки и обвила его крепкую шею. Улыбка стала ещё шире и ещё ласковее. Она коротко коснулась его губ. При соприкосновении их губ, случайно получился смешной звук, похожий на «чмок».
   Вед погладила Фауста по шее, теребя тонкими пальчиками выбившейся локон его тёмных волос.

Отредактировано Vedette (20 Июл 2012 20:43:35)

+1

65

На утро Фауст проснулся первым. Это и не удивительно для того, кто был полон сил после бурного время препровождения. А вот по Ведетт было видно, что она весьма вымотона. Всё-таки Фауст инкуб, он питался её энергией во время секса, потому-то она устала больше, чем должна была бы с обычным мужчиной.
Демон не вставал с постели некоторое время, ему действительно нравилось наблюдать за тем, как спит Ведетт. Она казалась такой умиротворённой и даже немного улыбалась. Интересно, а все люди во сне улыбаются или только она? Фауст редко замечал как кто-то улыбается во сне, кроме его собственных отпрысков. Хотя, Ведетт ведь тоже практически ребёнок, как и Соул с Девайрем? Может только дети улыбаются?
Однако размышления о "бытия" ни к чему не привели. В какой-то момент оборотень просто отвернулась на другой бок закрывая инкубу обзор на собственное личико. Ну, нет так нет Ты тут же поднялся с кровати.
В борделе было относительно тихо, стояло раннее утро. Все сексуально-озабоченные людишки или дрыхли или уже ушли. Да и кому было не лень переться в такую рань даже в бордель? Ну, а если кто и придёт, то запрётся в комнате на втором этаже, сегодня там было абсолютно свободно.
Фауст присел в своё излюбленное кресло весьма довольны собой. О, да, он был полностью сыт и готов к новым подвигам какими они ни были. Только вот на подвиги что-то не сильно тянуло. Демон был больше похож на ленивого чёрного кота, который только что объелся сметаны и развалился на своей любимой подстилке. Тот даже улыбнулся в знак согласия своего сравнения.
Сползя в кресле ты нащупал рукой какой-то запылившийся томик из всей кучи книг. Взглянув на её страницы демон даже хитро ухмыльнулся. " Ромео... О! Мой Ромео!- вздыхала Джульетт глядя в глаза возлюбленному" - мда, забавное произведение Демон перелеснул сразу несколько страниц с некоторым пренебрежением.  Отец заставлял демона читать Шекспира несколько раз на разных языках и каждый требовал подробный пересказ. Ужас, сто лет бы эту книгу не видеть!
Только демон хотел выкинуть книжечку в какой-нибудь тёмный уголок, как со стороны послышалось какое-то шелестение. Ведетт заворочалась под покрывалом и ткань издала шершавый звук. Неужели проснулась?- поймав себя на этой мысле Фауст криво усмехнулся самому себе.
Розенкройцер улыбаясь наблюдал за тем, как девушка нехотя открывает собственные глаза. Лучи солнца несчадно попадали на радужку глаз отчего та жмурилась и так забавно дёргала носиком, что ты просто умилялся. Но наконец оборотень пересилила злосчастное солнце и поднялась с нагретой кровати.
Было видно как она поёжилась от холодного воздуха в комнате.  Неужели эта температура казалась ей прохладной? А я-то думал, что у оборотней высокая температура тела, как и у любого животного. Но, видимо нет.
На девушке была всё та же белая рубашка хозяина борделя как и прошлой ночью. Она мягко ступала по холодному полу стараясь не наступать на него полной ступнёй и уселась прямо на коледи демона.
Нежно обвив его шею она коснулась губами его губ. Вот если бы так постоянно приветствовали!
- И тебе доброе утро улыбнулся инкуб.
Фауст, казалось, сейчас замурлыкает от такой нежности. Однако он просто посмотрел на книжку и недовольно буркнул:
- Шекспир
Книжка тут же с глухим ударом врезалась в стенку шкафа. Только вот демон уже давно наплевал на томик великого писателя и обвил хрупкую талию более сильными руками.
- Ммм... А не пошёл бы этот Шекспир куда по дальше?
Да-да, херен с ним. Он и так уже трепал этому демону нервы не малое количество времени. И тем более, почему бы не заняться более приятным делом? Например, поцелуем? Небольшая доза поцелуев с утра ни кому ещё не вредила.
Облизнув собственные клыки Фауст тут же прильнул к пухленьким губкам чуть царапнув их заострёнными зубами. Однако изворотливый язык тут же облизнул небольшие царапины оставляя слегка жгучее ощущение на покрасневшей губке.
БАБАХ!!!
[/u]- Фауст, твой отец!!![/u]
Дверь распахнулась с таким грохотом, что демон невольно содрогнулся от такого удара.
Чёрт! Я язык прикусил! Ты схватился за собственную челюсть хмуро упираясь глазами в вскочившего в дверной проём Люциана. Казалось, он вечно находится рядом с Фаустом нежели кто-то другой.
Запыхавшийся демон был явно растерян, что даже не знал, что делать в такой ситуации. Однако сам Фауст осознал всю серьёзность ситуации только сейчас.
Зачем отец хочет его видеть? Хочет наказать? Прям здесь?! Лучше не стоит думать об этом... Вот только размеренные шаги поднимающегося "нечто" бросали в холодный пот и заставляли трястись.
Аккуратно сняв с себя Ведетт Фауст выпрямился во весь рост, словно был готов принять что угодно. Вот только он тут же ссутулился и попятился назад как напуганный пёс. Жалкое зрелище, инкуб, казалось, даже равновесие начала терять. Колени тряслись на столько сильно, что тому хотелось провалиться сквозь землю.
Люциан попятился в сторону, ближе в комнату, но оставался всё ещё подле двери. Даже ему не хотелось вставать на пути грозного Муртага Розенкрейцера.
Стоило только на лестнице показаться тёмной широкоплечей фигуре, как юный демон согнулся чуть ли не по полам приклоняя голову перед владыкой клана Теней.
На лице принца появились капельки пота, а глаза стали ещё шире. Наверное, он даже смерти так не боялся как собственного отца. Вероятно Ведетт, что стояла чуть позади Фауста, не понять этот страх.
- Доброе утро
Трость со стуком опустилась на деревянный пол.
В дверном проёме стоял высший демон. От него прям-таки веяло силой, которой он обладал. Будь у Фауста больше сил, он бы смог противостоять отцу, однако... Не нашлось ещё на столько сильного демона в клане, чтобы противостоять главе.
Фаустус опустил глаза в пол не осмеливаясь даже взглянуть на собственного родителя.
Муртаг вольготно уселся в одно из кресел, что стояло перед дубовым столом. Одним лёгким взмахом руки он заставил кучу книг упасть на пол, словно лист бумаги. Поднялась небольшая пелена серой пыли, но ни кто не кашлянул ( А ведь очень хотелось)
Даже сидя в кресле демон не утратил своей аристократичные повадки держать спину прямо и руки на набалдашнике трости. Прям таки идеал светского общества, ничего не скажешь. И ведь Фауст на его фоне смотрится совсем как отрепье: расстёгнутая рубашка, мешковатые штаны и босые ноги. Про бардак на голове и растёкшуюся подводку даже говорить не стоит.
- Разве я не дал понять, что вчерашнее мероприятие не было увеселительной прогулкой, м, Фауст?
Демон продолжал испуганно смотреть на щели в деревянном полу. Вот только испепеляющий взгляд отца не давал забыться молодому отпрыску.
- Что за цирк вы вчера устроили? Муртаг недовольно повернул голову назад - Вы, все трое!
Люк аж подпрыгнул на месте, стоило только почувствовать на себе косой взгляд хозяина.
Однако недовольный взгляд коснулся не только Фауста и Люциана. Взгляд янтарных глаз медленно переместился на Ведетт
- Это была моя идея! Тут же вступился демон закрывая собой оборотня - Я не мог оставить её там, на неё напали!
Глаза Муртага рассержено сверкнули в полумраке, от чего Фауст тут же потерял всю уверенность и немного замялся.
Высший демон поднялся с кресла и направился в сторону Ведетт. Розенкройцер просто на просто отшатнулся в сторону открывая дорогу своему отцу. Тот встал перед девушкой словно скала и криво усмехнулся. Теперь-то понятно от кого у Фауста такая не добрая улыбка.
Холодный наболдажник коснулся хрупкого подбородка девушки и приподнял его вверх
- А, бедная Золушка? Демон утробно расхохотался - Ясно-ясно
Ухмылка тут же пропала с тонких губ Муртага и он повернулся в сторону сына
- В следующий раз предупреждай меня о своих махинациях!
Тяжёлая часть тут же ударом опустилась на чёрную голову, от чего младший демон схватился за неё.  Но ни каких недовольных возгласов со стороны сына не поступило... Не осмелился он просто.
- До скорых встреч- саркастически выплюнул глава клана удаляясь к выходу.
Как только на нижнем этаже хлопнула дверь Фауст упал на колени хватаясь за голову.
- РРРАААААААА!!! Как же больно!
О, да, металлический набалдашник прямо в череп это вам не шутки шутить.
- Ничего, бывало и хуже отозвался Люциан всё ещё вжимаясь спиной в холодную стенку.
Вот так утречко задалось. И хорошо ведь, что только по голове ударил. Не будь тут Ведетт, эта штука опустилась бы не только на макушку, но и на позвоночник и в живот и в другие не особо приятные места. Видимо, папаша не хотел позорить своего сына перед незнакомым человеком, потому-то отделался лишь таким наказанием.

офф-топ: Дашь, я тут тебе решила постик накатать от скуки. Вот, подруга тебе его пересылает от моего имени. Чтобы к моему приезду был ответ! Ни каких возражений! хд
На компе нет ворда, сорри, так что много-много ошибок. И за то, что папашу Фауста в пост вплела- ты уж прости, не удержалась. Знаю-знаю, что очень тупой пост, но ты уж извини, какой есть. Зато большой! Надеюсь сойдёт за компенсацию ((;
Альфе передай от меня извинения, что не смогла ей и от Уила пост написать. Всё-таки от Ведетт особых действий нет, а от Кэссэди их много, запомнить всё не смогла.
В общем ждите моего возвращения, чурки ;D

+1

66

   Фауст улыбнулся ей так нежно, что казалось, сейчас вырастут за спиной два белых крылышка, и она сможет подлететь под потолок. Внутри всё зашелестело и защекотало. Захотелось снова его поцеловать.
   Демон взял книжку, которая была с ним рядом. Девушка успела прочитать название на старом переплёте. Ромео и Джульетта… Да, согласна, классика мирового жанра, очень красиво написано, и всё такое… Но вам не кажется, что это уж через чур наивная и детская история. Ну что за бред убивать себя из-за возлюбленной, которая даже не мертва?! Когда человек мёртв, это видно сразу. У него появляется синеватый оттенок кожи, губы становятся белыми, и теряют свою жизненную краску. Джульетта ведь выпила просто какое-то зелье, и сомневаюсь, что в те времена, оно было настолько сильнодействующее и правдоподобное, что Ромео даже не понял, что она жива. Ну, или либо Ромео не отличался большой сообразительностью.
   Фауст резко кинул книжку, которая с грохотом ударилась о шкаф и упала на пол. Ведетт обожала книг, и если бы мужчина кинул бы вот так, какую-нибудь другую книгу, действительно хорошую и ей любимую, она бы его во время поцелуя укусила бы. Хотя…сейчас тоже надо бы.
   Мужчина послал Шекспира к чертям собачьим и ласково притронулся к губам девушки. Его острые клыки немного оцарапали губы, от чего  стало немного больно. Его жаркий язык провёл по царапинам и даже небольшое жжение появилось. Во время поцелуя, девушка нежно водила пальцами по его шее, приятно щекоча кожу, в то же время чувствуя такие сильные руки на своей талии. Порою казалось, что они сейчас как клешни сожмут тебя, и всё, останешься ты тут навеки вечные. Хотя…я была бы не против.
   Вдруг что-то грохнуло, и Вед вздрогнула.
   Фауст, твой отец!!!
   Твою мать!
   Фауст аккуратно снял Ведетт с себя и встал. Но, Господи, что случилось с таким статным, красивым, молодым человеком? Он ссутулился и начал пятиться назад, даже немного пошатываясь.
   У девушки же, наоборот, как только первый шок прошёл, и здравые мысли вновь начали функционировать, она поняла, что даже малой доли страха не испытывает. Ну что он может ей сделать? Что за бред его бояться?
   Послышались  тяжёлые шаги, и в комнату вошёл отец Фауста. Ведетт смотрела на него снизу вверх простым, ничего не выражающим взглядом. Даже немного усталым. Ни улыбки, ни эмоций. Совсем ничего.
   Учтиво поздоровавшись, он скинул своей тростью книги с кресла. Вот сейчас, у Ведетт даже отвращение к нему появилось. Почему нельзя было сесть на соседнее кресло, где книг нет? Надо было обязательно скинуть эти. В полёте их на пол, Ведетт даже успела уловить пару авторов, одним из которых был великий Марк Аврелий. И вот его творение полетело на пол, поднимая кучу пыли. А в голове уже были мысли о том, чтобы заставить Фауста прибраться. Для его же блага, естественно. Не захочет – мне с ним и в канаве с лягушками хорошо.
   Разве я не дал понять, что вчерашнее мероприятие не было увеселительной прогулкой, м, Фауст? Не, не дал понять. Но прогулочка таки получилась очень увеселительной! Девушка на секунду вспомнила тот вечер. Да, в тот раз они с Фаустом первый раз поцеловались.
   Что за цирк вы вчера устроили! Вы, все трое! Не, не, дяденька. Цирк у нас был на прошлой неделе. Жаль, вас с нами не было. Мы бы вам обязательно кому-нибудь да скормили.
   Пара янтарных глаз источника громких окриков опустилась на девушку. Ведетт смотрела ему прямо в глаза, и даже не шевельнулась. Лицо по-прежнему ничего не выражало. Да уж, та учтивость и наигранная улыбка по отношению к этому человеку на позавчерашнем балу, точно исчезла. Зачем надевать маску? Можно же ведь и так, в открытую.
   Это была моя идея! Я не мог оставить её там, на неё напали! Боже, а что с Фаустом вообще происходит? Жаль, девушка стояла поодаль него, поэтому не могла посмотреть на его лицо, но только судя по его голосу, который стал выше, во-крайней мере на тона три, говорил о страшной картине его искажённого в страхе лица.
   Широким шагом Муртаг подошёл к ней, и коснулся холодным железным набалдашником его трости хрупкого подбородка. От холода металла даже мурашки побежали по коже.
   А, бедная Золушка? Демон утробно расхохотался. Ведт так же стояла и смотрела, как её унижают. Будь он чином немного поменьше, и не демон, а, какой-нибудь обыкновенный человек, я б ему плюнула в лицо и ушла бы. И наплевать бы мне было, что в светском обществе не плюют глаза, ведь я «бедная золушка».
   В следующий раз предупреждай меня о своих махинациях! Да, всенепременно! Он вам напишет письмецо в конверте, как только какую-нибудь девушку изобьёт амбал. Он даже не поленится губа красной помадой покрасить, и конверт поцеловать.
   Но тут тяжёлый набалдашник опустился с глухим звуком на голову Фауста. Последний же схватился за место боли, но ничего не сказал. У Ведетт даже сердце защемило.
   Попрощавшись, Вед услышала, как с радостью хлопнула входная дверь борделя. В эту самую секунду, Фауст прямо белым медведем заорал от боли. Да, должно быть это действительно больно. Надо его пожалеееть, урурур. Но тут же стоит Люк… Неудобно как-то. Да и неудобно сказать, чтоб он вышел. Это уж скорее по времени провёднном с Фаустом, это его комната.
   Но Люциан вдруг как понял это, и вздохнув, вышел из комнаты в коридор, наверняка, чтобы привести себя в порядок, умыться и отойти от шока. Да, для этих двоих это действительно был шок. Ужас. Их наверное никогда в детстве амбалы не избивали. Тогда не было б так страшно. Было бы пох*й.
   Ведетт подошла к Фаусту повернувшись к нему лицо. Обняв его, она прижала его к себе. Он был немного ссутуленный и держался за голову, чуть опустив её вниз. Теперь он был почти ростом с девушку. Вот бы так было всегда!
   Оборотень нежно водила по его голове, с трепетом, с такой, любовью, придерживая второй рукой за его шёчку. Она ласково поцеловала мужчину в весок. Какой же он милый… Да, милая моя, парень страдает, а тебе б только любоваться! Ну а что? Он действительно выглядим умиляюще.
   Вот блин, ему плохо, а я тут с обнимашками лезу. Хотя…я ж ведь его жалею…Надо хоть раз в жизни вообще человека пожалеть.

0

67

Фауст отчаянно цеплялся за ушибленную голову. Этот набалдашник как и драма Шекспира преследуют его с самого детства. Настоящий кошмар для того, кто должен жить и терпеть всё это все свои отведённые на свете пять тысяч лет. Хотя... Папаша должен уже совсем скоро скопытиться. Но это "скоро" подразумевало под собой ещё не менее  полторы тысячи лет. Фауст к тому времени уже будет сам далеко не молоденький демон, потому-то терпеть ему отцовские наставления и тычки до самой того смерти... Или же до тех пор, пока бывший глава клана не ослабнет и не отправится в мир иной от цепких ручек своего отпрыска.
Было действительно больно, Муртаг знает куда ударить, чтобы человек потерял сознание или остался инвалидом на всю жизнь. Хорошо, что у Фауста болевой порог за всю тысячу лет его жизни не плохо поднялся, а то бы и мог распластаться на деревянном покрытии как какая-то амёба.
Одним полуоткрытым глазом демон видел, как Люцина послушно вышел из комнаты. Видок у того был тот ещё взмыленный и уставший. Кажется, он отреагировал на взгляд или фразу Ведетт, однако сам инкубус не слышал ничего... Вокруг только шум и собственное шипение так не сильно заглушавшее боль.
Люциан исчез, дверь послушно закрылась.
В комнате остались только двое: Розенкройцер, высший из клана Теней и обычный оборотень- Ведетт. Демон толом и забыл о существовании всего вокруг, включая кровать и девушку, ему было просто больно и невыносимо обидно. Собственный отец унижает его перед девчонкой...
Но Ведетт, кажется, совсем не чувствовала оскорблённого чувсва, которое одолевало демона. Она аккуратно скользнула к нему вниз на холодный пол и мягко коснулась разгорячённого тела. Её движения были совершенно не скованными как когда-то до этого, а абсолютно уверенными. Чувствует своё моральное превосходство? Ну да, Фауста сейчас заботит только это.
Полукровка прижимала скованного и ссутуленного демона к своей груди, водила подушечками пальц по его щеке и просто пыталась успокоить. Интересно, так ли утешают своих детей любящие матери? Фауст совсем забыл каково это, прижиматься к груди собственного родителя. Вот только загвоздка- Ведетт не родитель! Обычная смертная!!!
- ... не трогай меня...
Голос напоминал шипение змеи или какого-нибудь мерзкого пустоголового низшего демона. Инкуб чуть покачнулся в обьятьях девушки и вновь повторил:
- Не трогай меня!
Фауст вскочил с места опрокидывая девушку на пол. Опрокинул он её совсем случайно, да и руки всё ещё были вцеплены в собственные смоляные волосы. Однако зрачки, прежде горевшие то жизнью то страхом, просто свернулись в маленькие чёрные точки.
Отцепив руки от волос он вжал их в кулаки... Но невидящий взгляд не достигал сидящей на полу девушки, он упирался в пол.
Из янтарных глаз сверкнули прозрачные искры. Горячие слёзы застыли на распахнутых ресницах, но демон просто не мог позволить себе плакать! Фауст провёл пальцами по мокрым ресницам и провёл ими чёрную дорожку вниз. Это тушь послушно поддалась движениям хозяина и рисовала странные узоры на бледных и горячих щеках.
Я не могу плакать. Ты чётко отдал себе приказ, но в тот же момент с бледных губ слетел тихий шёпот:
-... но я так сильно устал
Да, было просто невыносимо терпеть такие мучения в течении всей жизни. В свои относительные "пятнадцать" демон подумывал о самоубийстве, ну, вены там перерезать. Однако ни кто не давал ему это сделать, да и самоуважение как-то не позволяло. И сейчас расклеиваться- слишком глупо!
- Прости, тебе не больно?
Розенкройцер изобразил на тонких губах улыбку и в тот же момент протянул руку вниз. Чёрные пальцы от подводки глаз, но это ничего, с кем не бывает.
- Ты не ушиблась?
Хотелось провалиться сквозь землю, ведь Ведетт не должна была видеть Фауста в таком состоянии. Всё-таки он мужчина который должен уметь защитить... Но он защитил! А перед отцом не смог, сам начал защиты искать, только не от кого было.
Жаль, что не кому сказать, чтобы Ведетт не злилась на него за эту выходку. Всё-таки Фауста никогда не жалели, вообще ни когда, а тут всё получилось так неожиданно... Вот он, можно сказать, и испугался.

0

68

   ... не трогай меня... Ведетт в недоумении немного отстранила голову назад. Аккуратные бровки немного сползли к переносице. Что с ним? Меня со своим отцом перепутал на нерваке? Очнись!
   Ведетт смотрела на него немного в непонимании. Но смотреть оставалось недолго. В один момент Фауст заорал:
   Не трогай меня! Мужчина резко вскочил на ноги, сбив Ведетт. Девушка упала на пол. Она даже не успела подставить под себя руки и больно ударилась головой. Знаете, металлический набалдашник по голове это ещё цветочки. А вот когда головой об пол шваркнулась, это и вправду не шутки. Девушка резко схватилась за голову. Та будто бы вибрировала, и оборотень даже не могла понять болит ли ещё голова или нет.
   Как только девушка через несколько секунд немного пришла в себя стало очень страшно. Страшно от чувства дежа-вю. Я думаю, каждому оно знакомо. Так вот Ведетт уже видела эту ситуацию. Только вот на месте Фауста была она сама, а на её месте был папа Винсент. Тема их разговора глубоко зашла за грани разумного. Они кричали друг на друга – а яблоком раздора, конечно оказались несуществующие родители Ведетт. Винсент крепко обнял её в один момент, потому что не мог больше кричать на такого близкого ему человека. А девушка, вместо того чтобы поддержать самого главного человека в её никчёмной жизни оттолкнула его и ударила в живот. Было не сколько больно, сколько паршиво.
   Как страшный сон, как немое кино пронеслись перед глазами давние сцены.
   ... но я так сильно устал Возможно, он разговаривает со своим внутренним голосом? Например, что-то вроде…
   - Ой! Я её ударил! Я не хотел!
   - Да что там! Это девчонка выставила тебя ранимым трусом! Убей её!
   И тут:
   - Но я так сильно устал…
   Всё тело охватил страх. Казалось, что сердце будто что-то проедает изнутри. Горло сильно жгло, а учащённый пульс отдавался во всех уголках небольшого тела. Вед на секунду взглянула вверх. Демон подал ей руку. Он спросил:
   Прости, тебе не больно? Но самое главное было то, что на его лице была улыбка! Губы Вед  дрогнули. Его улыбка заставило колени просто трястись на месте.
   Нет. Не больно. Забудь. Прости. Я пошла. Страх заставлял звуки и буквы прыгать. Девушка со скоростью звука отторобанила этот набор почти не связанных между собою слов.
   Резко зацепившись за край кровати, девушка вскочила на ноги. Услугами Фауста она не стала пользоваться. Просто потому, что было страшно.
   Со скоростью звука схватив свой бюстгальтер с кровати она выпорхнула из двери со скоростью звука. За доли секунды преодолев коридор, она залетела в ванную. Рубашку она даже не расстёгивая сняла через голову. Лифчик она одела за пару секунд. Чёртовы крючки никак не хотели сходиться вместе. Быстро погрузив ноги в чёрные балетки, оборотень схватила чёрное платье, которое так и осталось лежать в углу. Кстати говоря, оно уже совсем высохло. И даже особо не помялось. Что уж тут, хороший материал! Не попрёшь!
   Резко подбежав к окну, она попыталась его открыть. Но ручка никак не хотела проворачиваться. Видимо, механизм заел. Губы Вед что-то шептали, умоляя чёртово окно выпустить её на улицу. Никакого труда спрыгнуть со второго этажа не составит. Но вот пробить стекло она точно не сможет. А окно всё не открывается!!
   Единственная мысль, которая сейчас вертелась в голове, так это мольба о том, чтобы Фауст понял её реакцию правильно. Сейчас ей не двигала гордость или само достоинство или обида за то, что он опрокинул её. Ведетт двигала только одна вещь: страх. Было настолько невыносимо страшно, что девушка прокляла тот день, когда она забрела в этот чёртов бордель. Перед глазами стояла одна лишь картинка, как глаза Фауста превращаются в точки и из них будто бы летят искры, как руки сжимаются в кулаки.
   Вед уже совсем потеряла надежду чтобы открыть чёртово окно. Бежать обратно уже поздно. Она там точно встретит Фауста. А кто в здравом уме тупо побежит не от опасности, а как раз к ней? Только дурак!
   Девушка в отчаянии треснула кулаком по подоконнику. Подоконник, во видимому, совсем ничего не почувствовал. Или же Вед совсем не сильно ударила, потому что тело во время страха совсем ослабевает и будто бы сжимается в комочек.
   Из глаза даже слеза выпала, оставшись видимой каплей на белом щеке.

офф: сорри за тупой пост

0

69

- Нет. Мне пора- только и отозвалась Ведетт.
Она выглядела какой-то заведённой. Не удивительно! Её ведь только что толкнули на пол, а теперь изображают странную улыбку больше похожую на натянутый оскал. Наверное, она очень испугалась такой перемены в Фаусте. Да он и сам был немного шокирован своим поступком. Всё-таки обижать и причинять боль своему другу- ни как не входило в его планы...
В голове вообще не было ни каких планов, только страх и разачарование в собственных силах. Страшно чувствовать себя беспомощным перед тем, кто способен без зазрения совести терзать твоё тело всю бессмертную жизнь.
Демон испуганно отдёрнул руку, когда девушка принялась бегать по комнате собирая свои вещи. Она ловко натянула на себя чёрный бюстгалтер и платье. По ней было ясно, что она хочет сбежать как только можно быстрее... А Фауст её не держал, он испуганно наблюдал за тем, что происходит возле него.
Оборотень постаралась выскочить в окно, но оно не поддалось. Самое время его разбить и выпрыгнуть на улицу, но она не решилась.
Демон виновато опустил глаза в пол. Стоит ли взять её за руку и постараться вернуть обратно? Нет, лучше не стоит. Она ведь может вновь испугаться...
Инкуб сделал шаг назад всё так же молча как и прежне. Янтарные глаза не решались посмотреть хотя бы в спину девушки и в какой-то момент он отвернулся. За спиной демона выросли широкие кожистые крылья. Розенкройцер окутал ими собственное тело и скрылся в самом тёмном углу комнаты, куда не попадал тусклый солнечный свет. Разукрашенное лицо чёрными замысловатыми и совсем не семмитричными узорами уткнулось подбородком в собственную грудь.
- ... прости- вновь прошептали бледные губы.
Шипи на лице и роговидные отростки покрывающие голову демона были вне зоны досягаемости глаз Ведетт. Не за чем ей видеть истинное лицо Фауста. А он смотрел... В его руках было небольшое ручное зеркало. Глаза демона смотрели в зеркальное отражение предмета и казалось в какой-то момент оно треснет само собой не желая больше видеть адский лик. Но Фауст продолжал смотреть в своё собственное искорёженное отражение.
- Я ведь не хотел родиться демоном.
Рука, нет, лапа демона сжала пальцами хрупкий пердмет и он послушно рассыпался на пол. Частички зеркала впились в изрисованную кожу. Многие женщины говорили ему, что истинный лик прекрасен. Разве? Уродсво...
А ведь Фауст был очень похож на своего отца да и вообще глаза у них одинаковые. Гадкое сходство! Но Фауст никогда не станет таким как он! Лучше уж умереть и оставить клан без присмотра главы, чем терпеть полное сходство с тираном всю жизнь.
- Пожалуйста, прости... и пойми меня. Только ты и ни кто иной может понять на сколько тяжело мне приходится. Я должен всю жизнь терпеть этого тирана, который готов избивать меня до полусмерти хоть каждый день. Но при этом он лечит меня и начинает мучить вновь. Я схожу с ума...
Демон провёл когтистыми лапами по голове царапая кожу. В какой-то момент он ссутулился и забился дальше в самый угол и от туда наблюдал за Ведетт.
- Хочешь уйти? Я тебя понимаю...

0

70

   Фауст ошарашенно наблюдал за хаотичностью всей картины. Естественно, он не пытался остановить девушку. Что ему вообще стоит? Напугал одну – будет другая. Скорей всего он наверное даже забавляется, хотя лицо у него совсем для развлечений не подходит.
   Вдруг за спиной у Фауста начали расти крылья и окутывать его самого. По его телу поползли тёмные узоры. У Ведетт от страха даже дыхание спёрло. Она никогда раньше не видела вживую демона. Только в учебниках на картинках. Теперь она поняла, как нагло врал художник-оформитель.
    ... прости Так, это он извиняется за то что было, или за то что он сделает сейчас. Надеюсь, за то что было, потому что я готова уже умереть от страха. Зачем меня так пугать? Знает же, какая я шуганутая.
   Я ведь не хотел родиться демоном. Ведетт сползла по стенке вниз и села на пол под подоконником как маленький ребёнок, вытянув перёд тонкие ноги. Она слушала и пыталась увидеть, что делает Фауст, но он встал в самые неосвещённый уголок комнаты. Еле-еле можно было что-то разобрать.
    - Пожалуйста, прости... и пойми меня. Только ты и ни кто иной <…> Я схожу с ума... Ведетт слушала то что он говорит, не издавая ни единого звука. Она даже порою не дышала, только сердце отдавалось в ушах гулкими ударами. Это кстати очень мешало слушать, и очень мешало сосредоточиться.
   Да, Вед несомненно понимала в какой ситуации он находится. Она всю жизнь в такой же. Только вот Фауст может защитить себя от всех и вся, кроме одного человека. А Вед боится больше половины мира. Ведь если хочешь защититься, потом не остановишься и будут дикие проблемы с Орденом, что тоже очень плохо, потому что инквизиторские типы вообще по-ходу не сильно нянчатся. Один раз, когда она всё-таки спаслась от смерти…Это был всего один раз, и нельзя утверждать наверняка, что получится и в другой.
   Девушка даже не знала, что хуже. Терпеть издевательства и избивания от каждого второго или только от одного. В каждом есть свои минусы. Плюсов только нет.
   Вед опустила глаза вниз, страх немного утих, но мелкая дрожь в ногах всё - равно осталась. Она хотела что-то сказать, но мысль улетала постоянно с языка. Но наконец оборотень собралась и сказала. Говорила она тихо, почти шёпотом, а голос дрожал и буквы прыгали:
   Я тебя и вправду понимаю. Но…я совсем ничем не могу тебе помочь… она замолчала. Слова почему-то не хотели говориться. Было такое ощущение, что сейчас надо помолчать. Что уж говорить?
   На секунду даже появилось чувство вины за то, что Вед ничем не может помочь демону. Жаль, что она не супермен, и не может проучить злостного отца. Разве что закидать его рассерженными и возмущающимися письмами, но боюсь, это продлиться совсем не долго. Её убьют и съедят. А ничего она так сделать и не сможет.
   Хочешь уйти? Я тебя понимаю... Нет, Вед не хотела уходить. ОНа тогда хотела убежать, лишь потому что испугалась. А вы бы не испугались разъярённого демона? Было бы странно если бы нет.

0


Вы здесь » Shadows Curse » Флешбек » дружба порою доводит не до добра, а до греха


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC