Shadows Curse

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Shadows Curse » город Нейделл » главная улица


главная улица

Сообщений 11 страница 17 из 17

11

Как же приятен дождь. Этот прекрасный, ласкающий уши звук: стук капель о мостовую, эта влажность, эта свежесть. Неужели не прекрасно? Дождь - это не слёзы неба, отнюдь. Возможно, это небо шутит, и выливает в шутку холодное ведро воды. По крайней мере, это точно не слёзы и плакать в дождь глупо! Небо пошутило, а ты ревёшь! В дождь надо радоваться, что людишки совсем не делают. Прячутся по домам и сидят, выливают душу за окном. Дураки да и только...
   Ведетт сделала поворот, ещё один, шваркнув ногой по луже, направив брызги во все стороны. Вдруг она почувствовала руки, потом толчок, а потом губы Саймона. Она впилась губами в его губу, страстно проведя мокрой рукой по покрытой мелкими дождевыми каплями шее Саймона. Немного изогнувшись под его рукой, он наклонила голову. Напомним: Ведетт почти никогда не целуется с закрытыми глазами. Медленно приподняв нагруженные каплями ресницами, она оказалась прямо напротив жаждущих, багровых глаз. Напряжение захлестнуло с головой, но отнюдь не оттолкнуло. Ведетт сжала плечо Саймона, чтобы немного его расслабить и предупредить о том, что стоит вернуть рассудок на место, а иначе...
   - Да не съест он тебя!
   - Не мешай мне! Я занята!
   - Занята она! Целуется вон стоит посреди улицы! Стыд и срам!
   - Заткнись!
   Ведетт почувствовала сладкий язык Саймона и совсем перестала слушать возмущения внутреннего голоса. Стало наплевать. Не смотря на то, что оборотень чувствовала, что из окна на них кто-то смотрит, ей было глубоко всё - равно! Да-да. Всё равно - это когда ты можешь пройти по улице голый и в голове не появится не одной мысли а - ля "на меня смотрят!", "какой ужас!" и "что обо мне подумают!". Вот это называется всё равно!
   Звезда немного привстала на цыпочках, чтобы ей не приходилось так тянуться, а Саймону опускать голову. Обвив руками шею Вернера, Ведетт отстранила губы, почувствовав тёплое, частое дыхание. Улыбнувшись, она взяла вампира за руку и сжала мокрую ладонь. Волосы стали совсем мокрыми и беспорядочно покрыли белое лицо девушки.
   "Стукнув" лбом о грудь Саймона, Ведетт засмеялась. Опять.
   - Не опять, а снова!
   - Да ты когда-нибудь ЗАТКНЁШЬСЯ?
   - Неа...
   - А вот жаль! Ты мне всегда мешаешь!
   Сай... - вот надо было что-то скзаать! Было столько воздуха в лёгких, что надо было хоть что-то скзаать, чтобы выпустить непослушный кислород.

+2

12

Как легко можно раствориться в ночном воздухе Империи, как не затруднительна наша жизнь в принципе, к ней просто нужно привыкнуть, и все дела пойдут не только, как по маслу, но и как твоей душе угодно. А что делать тем, кто свою душу продал, или она у него умерла? Им разве больше нельзя легко жить, не заботясь о завтрашнем дне и не переживая за каждую секундочку своего существования. Если быть правильным и честным - безответственным и не интересующимся быть никому нельзя, только у кого-то обстоятельства сложили идеальную дорогу в свет, к вершине Олимпа, а у кого-то те же обстоятельства выложили не менее идеальную дорогу в тьму, в царство Аида и отцов его. Но суть от этого меняется кардинально. Скрестив пальцы за спиной оборотня, тёплой и безумно мягкой, по мнению Саймона, парень прервал поцелуй, двигаясь в такт аккуратным, но решительным движениям девушки. Зарываясь в ворох тёмных, как воронье и пегасово крыло, волос, инквизитор старался навсегда втянуть в себя и запомнить этот запах, этот аромат, напоминающий свежий хвойный лес, тут же в еловый вязкий вмешивается новая линия восточного морского бриза. Вся эта квинтэссенция сводит с ума вампирское чутьё и  мысли. Отчаянно захотелось прижаться ближе, к самому сердцу, в самую душу. Однако - это без каких-либо печальных последствий просто невозможно. Пальцы несильно теребили складки на пальто Ведетт, на мокрых, раскрасневшихся от долгого поцелуя, губах играла младенческая умиротворённая улыбка, вовсе не довольная ухмылка чеширского кота. Такую носили исключительно лицедеи и сердцееды, те, кому безразлична дальнейшая судьба своих избранниц. Парень незаметно и быстро вздрогнул, мог ли, имел ли право на то, чтобы звать этого оборотня своей избранницей, ведь существует тысячи причин, опровергающих эту теорию. Багровые глаза сильно зажмурились, а когда открылись и встретились с  невинными алыми, всякое сомнение быстро растаяло в тепле этого взгляда. Тонкие губы прошептали его имя, последний раз таким голосом его звала мать, так же чисто, без презрения и ненависти, без насмешек и укора... искренне и, может, нежно? Не говоря ни слова, не издавая ни единого звука, парень снова заключил фигурку в свои объятия, боясь сломать крепчайшее существо, он наклонился к уху девушки.
- Любишь игры? Может... немного окунёмся в детство? - детство юного инквизитора светлым не было, но и солнца в нём хватало сполна. И всё же в памяти вампира осталось огромное количество различных плохих шуточек, розыгрышей и всяких других безобразий. В груди бабочки закружились сильнее, распространяя по телу колющие ощущения нетерпения и азарта. Вот так должна выглядит счастливая жизнь и романтика, так должна начинаться любовь... с проказничества, с дружбы, с уважения и понимания... с нежности? Вернер мысленно скривился, всё-таки последнее нужно ещё раз осмыслить. Инквизиция и нежность - это что-то прямо противоположное.

+1

13

- Любишь игры? Может... немного окунёмся в детство? Детство? А что такое дество? Это понятие делится на несколько типов. Есть детсво такое: Когда ты просываешься утром, в чистой, белоснежной постели, в окна светит ласковое солнышко, а в ноздри, как ураган, вливается вкуснейшие запахи. Кушаешь, а мама сидит и гладит тебя по голове. Когда выходишь на улицу, и тебя встречает маленькая подружка, вы сцепляете руки и специально идёте в ногу, как две сестрички. И в вашем мире есть только забавные игры и шалости, гулянки под дождём и танцы на лужах. И вас никто в этом не сможет укорить, потому что вы - дети...
   Но есть же и другой тип. Когда ты ни разу не слышала маминого голоса, кроме как: "Я родила чудовище и я отдам его вам". Кому отдала мамочка? Не нашлось, видимо, в её маленьком, курином мозгу лучше места, чем дом для беспризорных детей. Там, никто не делится и никто не смеётся. Там каждый сам за себя. Как на войне. Отобрали еду, значит придётся ждать до завтра или отбирать обратно силой, получая нескончаемые синяки и ссадины. А потом тебя, голодную, за драку ещё и порят. Прекрасное детство, ничего не скажешь...
   Люблю! Ведетт сжала руку Саймона и глянула на него, немного багровыми глазами, на которых ещё остались человеческие голубые крапинки. Звезда потянупа Саймона за руку и они побежали по улице, получая по лицу холодными капельками. Ведетт была ребёнком в душе. Ей было всего 19, поэтому это было вполне понятно, что она провела Саймона через секретный узкий ход в библиотеку. Она каждую ночь приходила сюда в детстве, поглащать книги. Ничего не изменилось. Даже книги и полки стояли так же. Ведетт вдохнула немного пыльный запах старых книг. Он был божественен. Вед прикрыла глаза и повернулась к Саймону, по-деьски улыбаясь. Она отпустила его руку, подошла к одной из полок, зацепилась ииии БАХ!
   Звезда быстро отскочила, а на месте где она стояла грохнулась деревянная полка. Книги посыпались и всё это валялась на земле у ног Ведетт. И знаете что сделала эта прозвостка? Она засмеялась. Искренне, весело и от души. Как она могла так обрушить целую полку? Она мала, но как ураган всё рушит на своём пути.
    Надеюсь, библиотекарь не будет на меня сердится за такую детскую шалость. – улыбаясь, таким ангельским голоском промолвила Ведетт.
    - Ну ты даёшь. Девочка – катастрофа.
    - Да это случайно вышло. Но прикольно же!
    - Невообразимо! Только подумай если на грохот кто-нибудь придёт?
    - Ты хочешь сказать что оборотень на пару с вампиром не сможет одолеть человека?
    - Ну тут твоя правда!

+1

14

Вдыхать не капли атмосферы с примесью кислорода, а целые океаны воздуха, жить не одним днём и одной секундой, а целой вечностью, целой бесконечностью. Умирать не почему-то велению, а самому, когда захочется или по истечению срока пребывания на Земле. Одним словом - жить свободно. Саймон с детства и юношества, которое ещё не успело подойти к концу, чувствовал сковывающие всё тело цепи, чувствовал, как они мешали двигаться, расслабляться, как вечно сдерживали и укрощали. И стоило только взбунтоваться, пойти против системы, как железные кольца до хруста и противного звяканья впивались в горячую, ещё тогда, кожу и рвали в клочья все слои. Естественно всё это лишь художественные приёмы, эпитеты и олицетворения, в некоторых случаях, даже гиперболы, но Вернеру по-другому понятно не было.
Девушка засмеялась, потом ещё и ещё, таща за собой весь корпус вампира, этот сладкий перезвон тысячи колокольчиков не останавливался ни на минуту. Получив утвердительный ответ, инквизитор оказался возле какого-то прохода, заросшего кое-где паутиной и зеленоватым мхом. К слову о пауках, у каждого же должны быть страхи, фобии и слабости. Вспоминая свой первый поход со старшими соратниками вглубь Карблака и его непроходимых лесов, отряд наткнулся на настоящее, по мнению Саймона, чудовище. По разным рассказам и словам, тарантул превышал длину дести метров. Вспоминая это сейчас и теребя тонкие липкие ниточки этой порванной паутины, парень понимает, что его вампирской половине явно наплевать на мелких мошек и насекомых, в независимости от того, есть ли в них десять метров или всего несколько сантиметров. Стены туннеля были исписаны свежими иероглифами, непонятными символами и красочными картинками. Багровые глаза следили за каждым изгибом стройного тела, какое ему дело до обычных изображений, при хорошем раскладе, он бы их всех стёр и нарисовал что-нибудь своё. Брюнетка остановилась, рыжие волосы, спадающие на мраморное лицо испортили иллюзию и с приглушённым "...Тшшш" парень неловко впечатался в, закутанную в свитер, спину. Быстро извинившись и улыбнувшись, холодная ладонь опустилась на собственный затылок. Ведетт прошла вперёд, мечтательно оглядывая тысячи книжных полок и миллионы книг на них, проведя по одной из них, раздался оглушающий для человека грохот. Деревянная непрочная дощечка вместе с десятком бумажных произведений полетели вниз и красиво рассыпались по каменному полу, от чего звук становился ещё громче, более раскатистым и не без противного эха. Будто бы окончательно решив довести местных людишек, девушка залилась очередным приступом смеха, не сдержался и Вернер. Проходя мимо, он совершенно случайно дотронулся до второй снизу полки, тут же прижав к себе руку и зажмурившись, юный инквизитор стал ждать ещё одного "Бума". Его не последовало, вместе этого раздался противный скрип, и целый стенд с мировой культурой начал медленно поворачиваться, открывая паре заманчивый, тёмный проход. Саймон взглянул на оборотня, чьё внимание было полностью украдено открывшимся только что видом. Кажется, ночь обещает быть, если не безопасной, то хотя бы интересной.

+1

15

Грузный звук, шуршащий по каменному полу привлёк внимание обоих. Самая большая полка медленно отъехала в сторону, обнажив большой, тёмный, устрашающий проём. Сразу же подул сквозной ветер, растрепав мокорые волосы Ведетт, которая стояла с широко раскрытыми от удивления глазами прямо перед новоявленной "дверью". Запахло сыростью. Видимо, никто не заходил в этот подвал уже очень давно. У Вед даже мурашки забегали по коже. Не от страха, а от... детского, накрывающего с головой, любопытства!
    Облизнув губы, Ведетт подошла к столу, за которым обычно сидела старая как мир библиотекарь и взяла жёлтую, продолговатую свечку, которая стояла на маленьком поддоне, которые был немного заляпан воском. Засунув руку в карман, Вед достала зажигалку и фитилёк сначала стал синим, а потом маленький жёлтый огонёк стал танцевать и отражать свой танец на каменных стенах.
    Ну что? Пошли? Оба знали, что точно спустяться туда. Любопытсво - великая вещь вообще...Ведетт аккуратно подошла к туннелю и держа перед собой свечку меленно начала спускаться. Ступеньки были неровные, как будто их кто-то погрыз. На стенах свисал мох, а иногла с потолка капали маленькие капельки дождя, заставляя отдаваться эхом по всему тайнику. Звезда вскоре начала идти быстрее, совсем привыкнув к забвенной темноте. Вот потолок становился выше и стало пахнуть затхлостью. Но это не было противно, это только придавало загадочности и сказочности ситуации.
    Вскоре оба оказались в большом зале. Да-да, это был именно зал. Большой, тёмный и устрашающий своей мощью. Ведетт громко вздохнула, и получила вздох в ответ.
    Эхо! Голос повторил за ней точь в точь. Ведетт подошла к левой каменной стене и посветила. Картины! О Боже, возможно они нашли огромный тайник произведений искусства! Возможно, здесь собраны картины великих художников, которые никогда ещё никто не видел! Может, это что-то невероятное! Уверена-уверена! Дух захватывало при всех этих мыслых. Сердце бешенно застучалась, в предверии невроятного открытия.
    Ведетт встала на цыпочки и провела по картине, изображение которой скрывал толстый слой пыли. Медленно проведя ладошкой посередине картины, она вскрикнула, получив гулкий окрик обратно и уронила свечку в лужу, которая тут же погасла, оставив обоих в темноте.
    Боже, Саймон ты где? Ведетт напрягла зрение и благодаря своему второму "я" подошла к Саймону и схватила его за руку. Всё, хотя бы теперь они вместе! Она не отпустит его ладонь ни за что на свете. Прижавшись к нему, она попыталась рассмотреть зал, превратив глаза в ярко красные. Медленно она изучала зал и становилось страшно. Ууууу.

+1

16

Идти по крупному туннелю было не страшно, но внутри всё сжималось от дурных предчувствий, вот сейчас откуда-нибудь что-то или кто-то выпрыгнет, и Саймон точно знал, он не сможет сдержать упавшее куда-то в пятки замороженное сердце. Вообще-то, грешно и позорно вампирам бояться, это их должны страшится, и избегать, но к великому сожалению, в мире Империи существуют твари и похуже кровососов. Передёрнув плечами, парень сильнее вцепился ладонью в карман, глуша и прогоняя заселившийся под кожей страх и преодолевая поток электрических мурашек, что медленно заполняли спину. Напрягая слух и зрение, Вернер тихо следовал за девушкой, чье лицо было тусклым и сосредоточенным. Свечка мерцала желтоватым огоньком, на керамической чашечке скапливался тягучий горячий воск. Он быстро таял и снова затвердевал, превращаясь в странную фигуру, если задуматься и подключить больное воображение или даже фантазию, то можно охарактеризовать каждую. Их шаги перемешивались с звуками этого коридора, со звонкой капелью и подозрительным треском чего-то у сводчатого потолка. Окажись наши герои в двадцать первом веке, вся эта ситуация обязательна напомнила бы кому-нибудь из них много бюджетный, но увы бессюжетный, ужастик. В котором страдает пышногрудая блондинка с ярко-голубыми глазами и её спасает, жертвуя своей жизнью, не менее симпатичный паренёк с точно такими же неестественными лазурными глазками. Но, благо, мы не в двадцать первом веке и телевизоров тут нет, зато ужастик может выйти реальным и опасным для жизни. Брюнетка видно уже освоилась с окружающей их темнотой, что не сказать о Вернере, скорее всего, будь он вампиром постарше, непременно бы привык, однако сейчас он был не лучше обычного человека. Безоружный и беспомощный, ох, как рыжий не любил это чувство, потому и пошёл в инквизицию, чтобы доказать миру, что никто не смеет ставить его раком, а уж тем более угрожать и делать беспомощным. И всё же, что-то липким ужасом подкрадывалось к болтающемуся где-то внизу сердцу, заставляя то лихорадочно сжиматься и стучать быстрее, резче. Добравшись, наконец, до финишной прямой этого туннеля, Саймон поразился габаритам открывшегося подземного зала, кто же знал, что под библиотекой храниться такое нечто?
Быстро оглянувшись, парень облегчённо вздохнул, Ведетт была рядом и игралась собственным эхом. Решив тоже не стоять в стороне, юный инквизитор тихо ухнул, отразившийся от стен звук с точностью скопировал его выдох. Брюнетка провела ладонью по запыленной поверхности какого-то полотна, окинув взглядом стены зала, Вернер понял, что тут и живого места нет, всё увешано чьими-то произведениями, а искусства ли? Боже, Саймон ты где?. Внутри всё ещё раз перевернулось, быстро взяв себя в руки, рыжий резко шагнул вперёд. - Я здесь... что там?. - Медленно проведя пальцами по картине, багровые глаза забегали по странным очертаниям, монстры, кровь, немые крики и ужас на нарисованных лицах. Всё это напомнило кинковую психоделику. Сжав тёплую руку крепче, Саймон уже догадывался, что пока что это цветочки, можно только догадываться, что прячет под собой пыль на остальных полотнах. Победит ли на этот раз любопытство?

0

17

По правде говоря, захотелось уйти. Этот огромный зал, наводящий ужас, эти страшные картины, эта темнота, запах – всё нагнетало и заставляла появится желанию уйти отсюда. Ведетт достаточно увидела. Её предположение на счёт великих произведений не оправдали надежд. Здесь, видимо, собраны самые ужасные картины столетия. Не знаю я другого объяснения сложившейся ситуации.
   А знаете что ещё? Захотелось спать… Прямо ужас как захотелось. Ха, юыло бы странно, если бы всё-таки не захотелось, потому что Ведетт не спала два или даже три с лишним дня. Это может сказаться на здоровье, если уже не сказалось. Ведетт тихонечко вздохнула и посмотрела на Сая.
   Пошли а? Это конечно был вопрос, но прозвучало это скорее как утверждение. Девушке не хотелось здесь больше находиться, а если Саймон не хочет идти с ней, а сунуться в кромешную тьму, то, собственно, в путь. Хотя будет жалко, сели Саймон всё-таки уйдёт… Она уже успела к нему привязаться.
   Потянув холодную ладонь, Вед быстро стала подниматься по «обгрызанной» лестнице. Поднималась она гораздо быстрее, чем спускалась. Да это и было понятно. Когда они оказались наверху, где уже появился свежий воздух, Вед решила закрыть этот туннель. Она постукала по тому месте, до которого дотрагивался Саймон. Ничего не произошло. В темноте она пыталась нащупать пальчиками что-нибудь похожее на рычажок. И нашла… Полка вместе с каменной стеной с противным шарканьем заехала обратно, как ни в чём не бывало, встав на своё место.
   Ведетт вздохнула и они тем же путём вышли. Оказавшись на улице, Звезда глубоко вздохнула свежий, ночной воздух. Дождь уже закончился, и они побрели по улице. Ведетт знала куда идти. Она шла в свою любимую таверну, где она часто ночевала после длительных посиделок. Ну, или когда просто было влом тащиться домой.
   Так хочется спать! - вяло протянула она. Ноги жутко вибрировали от усталости, да и недавно полученная рана тоже немного зудела. Кароче, организм Ведетт просто взбунтовался против какой либо деятельности и требовал сна!
   Вот пара улиц. Ещё несколько. И ещё. Таверна была глубоко запрятана, но зато отличалась от всех остальных тишиной, отсутствием пьяных упырей и незаурядностью. Всё было просто и комфортно. Вот за что Вед любила эту таверну. Да ещё и плюс ей хозяин, хороший друг Звезды.
 
--------Таверна

Отредактировано Vedette (1 Апр 2012 23:03:18)

0


Вы здесь » Shadows Curse » город Нейделл » главная улица


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC