Shadows Curse

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Shadows Curse » город Нейделл » главная улица


главная улица

Сообщений 1 страница 10 из 17

1

Это одна из главных улиц Нейделла. К ней выходят почти все маленькие улочки. Именно на ней происходят почти все важнейшие события, зачитываются приказы. На этой улицы собираются жители города, чтобы встретить знакомых, найти свою судьбу, обворовать кого-нибудь, продать что-нибудь, особенно запрещённое. По главной улицы всегда шныряются дети и подростки. Эта улица не спит. Только глубокой-глубокой ночью, голоса и крики стихают, но уже через пару часов, ещё до восхода красного солнца, улица заполняется.

.|.

http://city-color.ru/photo//lj/alex/zariadie/36.jpg

Отредактировано Vedette (16 Мар 2012 14:42:44)

0

2

Всё так изменилось за последние недели. Вроде ещё в прошлую пятницу ходил со старшими инквизиторами по Империи, разглядывал местных жителей, некоторым невольно улыбался, с кем-то  переговаривался, развлекался в дешёвом баре. И сегодня… сегодня ты – не до росший кровопийца новичок, чья жизнь зависит от хорошего поведения и крови.  Уж инквизиция проследит за первым. Саймон ожидал от жизни чего угодно, любых подарков, любых подвохов, но никак не этого. Теперь приходится прятать багровый взгляд под тёмным капюшоном, плотно сжимать губы, дабы клыки не проросли, при  виде очередного тёплокровного существа.  В каждом человеке видишь жертву, презираешь солнечный свет, подозрительно поглядываешь на остальных созданий не хуманизированного происхождения – всё это определённо давит, плющит, раздражает. Теперь парень стал полноправным членом сверхъестественного, с точки зрения людишек, общества, только вот радости молодой инквизитор не ощущал. Кажется, она ушла вместе с человечностью в момент превращения, Вернер, даже под страхом смертной казни, что, кстати, в Империи распространена,  никак не мог вспомнить обстоятельства, вынудившего его стать кровососом в столь неподходящий месяц.
Сжав покрепче челюсти, да, именно челюсти, зубами, выросшие острые клыки уже не назовёшь, и, спрятав нездорово белые ладони в темноте черных карманов, парень медленно брёл по главной улице Найделла с самым что ни на есть умиротворённым выражением, чеширской улыбки, конечно, не было, но глаза блестели. Несмотря на поздний час, кто-то ещё бродил по асфальтированным дорожкам, тихо переговариваясь со своими спутниками, что-то покупая в не закрывшихся  ещё ларьках. С тоской бывшие зелёные глаза пробежались по живым людям, по их венам до сих пор течёт горячая тридцати шести градусная жидкость, им не нужно контролировать, неожиданно появившегося внутри, зверя, для которого кроме жажды ничего не существенно.  Глубоко выдохнув, молодой инквизитор прислушался к окружающему миру, к своим ощущениям, к своим потребностям. Совсем рядом прошла дама, скорее всего стерва, её выдаёт походка, дорогое платье и чрезмерно тяжёлый запах духов смешанный с потом. Как бы хорошо сейчас было ударить несостоявшуюся леди о ближайший резной фонарь, впиться в прочную шею и… стоп. Саймон быстро тряхнул рыжей головой, переводя поток ненужных, порочных мыслей в другую сторону, решив уделить немного своего внимания природе, раскинувшейся совсем рядом. Можно пройти чуть дальше, к Министерству, подняться на высшую платформу и понаблюдать засыпающий город свысока или наоборот, спуститься  по каменным ступенькам вниз, к лесу.  Размышления прекратились, инстинкт подсказывал, кто-то рядом. – «Да ты сама очевидность, Вернер, рядом полно всяких … разных»,  - глаза снова забегали по разношёрстной толпе, ища того, кто так бесцеремонно засел в воспалённом от жажды мозгу. Кстати, с последней, Саймон отлично ладил, по крайней мере, она не беспокоила его в самые важные моменты. Но закон подлости никто не отменял, кто знает, как поведёт себя преобразованный организм при долгом, близком контакте с живыми. Особенно трудно теперь было общаться с соратниками, не обходилось и без косых взглядов и перешёптывания за спиной, закутанной в эбонитовый плащ. Ситуация не поменялась, Вернер ощущал чьё-то присутствие, кого-то важного, от кого многое зависит, его судьба этим вечером, как минимум. Все планы о походе полюбоваться ночными пейзажами растаяли, как только зрачки разглядели в пёстром скоплении фигуру. Гордо шагающая девушка, внутри которой прячется демон, похуже, чем у него самого. Ведетт. Она знала, кто королева этой ночи, она знала, что превосходит всех на этой гадкой улочке, она знала, сколько жадных взглядов провожали её, сколько похоти и грязи было в мыслях одноразовых ухажёров. Но, пожалуй, девушка не догадывается, как смотрят на прекрасное багряные глаза. Или же всё-таки все понимает? Ведь на тонких губах играет улыбка, не ухмылка, не оскал, которым черноволосая так любит провожать, нет. Но Саймон снова всё скинул на плохо освещённые улицы и поздний час, забывая об улучшенном зрении и физических способностях.
Вот ещё несколько шагов, пальцы впиваются во внутреннюю поверхность ладони, оставляя отметины в виде полумесяцев, один шаг, ненужный глоток воздуха, и тело замирает, неспособное двинуться вперёд. Разум захлёстывают эмоции.

+1

3

До боли знакомая улица. Щекочущий ноздри запах корицы из ближайшей пекарни. Поблёскивающие огоньки в окнах. Большая, серебряная луна, которая отражается в зрачках, в окнах и в лужах. Прохладные порывы ветра. Шорох листьев и негромкие голоса. Неровный, покрытый грязью асфальт. Каменные дома. Металлический, пропитанный самыми разными запахами воздух. Запах дыма из печей. Запах дешёвой любви.
  Ведетт уверенно, но небыстро шагала по городу. Чем дальше она отходила от замка инквизиции, тем больше появлялось уверенность. Ноги перестали подкашиваться. Сердце холодело и твердело с каждым шагом. Спина распрямлялась, чуть выгибаясь в середине. Подбородок немного поднимался вверх. Глаза сверкали уверенной краснотой. Закрученные локоны беспорядочно, но красиво улеглись на плечи и лоб. Рассекая толпу и вдыхая запахи города...
  Кто-то присвистнул. Ведетт даже не обернулась. Знала, что если обернётся на совершенно бессмысленный, зазывающий поделить с грязным хмырём его жалкую кровать с клопами свист, то хмырь точно лишится головы. А будет жаль. Ведь он даже не подозревает, что "конфетка" уверенно проходящая мимо за секунду превратиться в животное и превратит его в ничто. Даже не подавиться косточками.
  Ведетт сжала зубы и вздохнула. Постойте-ка, она где то уже чувствовала этот запах. Совсем недавно. Буквально сегодня. Запах вампира. Это он. Его не спутаешь. Нога заныла от воспоминаний. Звезда подняла глаза и увидела мужчину в плаще, капюшон которого, надвинут на лицо, скрывая жаждущие, бардовые глаза, которые сверкают и шныряют по человеческим жалким сущностям.
  Ведетт остановилась и узнала Саймона. Да-да, это был тот самый юный инквизитор, который чуть не сожрал её в самый кульминационный момент её пребывание в замке инквизиции. Ведетт не боялась, что сейчас он завершит не начатое. От неё не пахнет кровью. Хотя, по-видимому, парень желает всех без разбора. Да, юная жажда...должно быть не приятно...
  Звезда подошла чуть ближе. Она знала что она уже замечена.
  Не ожидала встречи. - искренне получилось.
  Надеюсь, бояться мне не стоит? Ведетт улыбнулась, с лёгкой долей коварства. Она почувствовала на себе взгляды с боков. Два парня стояли с двух её сторон, в отдалении, чтобы нагрянуть и использовать в своих плотских утехах. Да, такой поворот событий, а именно то, что она заговорила с молодым человеком, да ещё и представителем Ордена, их не устроил. Они скрылись в маленькой улочке, перпендикулярной этой. Ведетт вздохнула с облегчением и продолжила смотреть на Саймона. Они оба знали имена друг друга. Банальная часть знакомства была совсем не нужна.
   Ведетт почувствовала ещё один взгляд на себе. Это была гнилая женщина. Пожилая, но очень хитрая и опытная цыганка. Она почти всегда была на этой улице. Не встретить её тут было трудно. Она сверлила затылок Ведетт, пытаясь заставить её предаться её чарам. Ведетт не думала о цыганке. Звезда думала о Саймоне. Он плотно сидел в её мыслях.

+1

4

Девушка подошла ближе, в ноздри ударил чистый и свежий аромат молодого тела, парня передёрнуло. Не умеешь контролировать жажду, зачем выходишь на улицы? Саймон молился, чтобы все зеваки и загулявшиеся жители стремительно разворачивались, возвращаясь, домой. Недавнее событие совершенно выпало из рыжей головы, оставляя после себя приятный туман недосказанности и пустоты. С обращением Вернер получил некислую силу и скорость, но когда тело с головой действуют порознь, результат, как правило, бывает отрицательным и весьма печальным. Устанешь считать количество жертв и пролитых литров крови, в общем, получится нехорошо, бестактно. Парень устало взглянул на бледное лицо оборотня, голова откинулась назад, освобождаясь от надоедливого чёрного капюшона, багровый взгляд скользнул по подбородку Ведетт, поднялся чуть выше, задержался на лбу и спустя секунду снова опустился к губам. Ни сантиметром ниже или выше, тяжёлый, печальный, вампирский взгляд. Ни капли жажды или похоти, ни грамма сарказма или насмешки, открытый взор усталого путника, прошедшего столько километров впустую и наконец-таки обретшего цель. А финишем являются прекрасные красноватые глаза оборотня, прекрасная фигура оборотня, прекрасный характер оборотня, прекрасные манеры оборотня, тавтология обязательна. Потому что кроме "прекрасного" ничего не подходит. У Саймона такой ограниченный запас прилагательных, но он старается восполнить слова действиями, порой не замечая, как происходит обратное. Кто же сочинял ему характер? В целом получился неплохой юноша, но как назло всё испортил неожиданно выскочивший вампирёнок, отобравший у Вернера жизнь и человечность. Поплакаться по этому поводу парень ещё не  успел. но уверяю, собирался. Недавно мысли юного инквизитора дошли и до своего наставника, о суровый Уилл, холодный неприступный камень с разгорячённой лавой внутри, ты...  - "Пошёл к чёрту!" - гнев мгновенно захлестнул разум и тело. Судорожный незаметный вдох, минута без кислорода и резкий шумный выдох. Саймон снова Саймон.
Не ожидала встречи. Надеюсь, бояться мне не стоит? - Вернер непонимающе прищурился, лихорадочно вспоминая, когда успел оскорбить или напасть на это создание, провалы памяти в сюжет его жизни не входили, кто же такой вредина, кто опять тёмной ночью влез в текст и всё исправил. Но на вопрос девушки нужно было ответить, больше неуважения проявлять не хотелось. С тёплой улыбкой вырвалось:
- А по мне, так встреча приятная, обидно, если это взаимно, мисс. - с наигранным высокомерием проговорил инквизитор, продолжая блестеть изнутри. - Нет-нет... бояться не стоит, нисколько. - и всё же, что он успел натворить? Пообещав себе, что подумает об этом позже, холодная ладонь потянулась к руке Ведетт, такой тёплой, такой родной. Казалось, что если тебя обнимут эти руки, можно вспомнить детство, любящую мать и всё светлое, что было в те короткие мгновения. Пальцы аккуратно сжали светлую ткань на предплечье, и потянули на себя. Незаметно соскользнув к запястью, рыжий потащил девушку за собой, что-то неразборчиво шепча. Наверняка на ватных ногах, недоуменный оборотень следовала за увлекающим её, куда-то вглубь улочки, парнем. Никаких коварных планов, никаких дурных намерений, ничего, что могло бы насторожить обычного человека или существа, обладающего высшим даром, просто маленькая слабость, такой... сюрприз, но настолько очевидный, что даже скучно. Однако, Ведетт всё поймёт, ведь она, как бы это банально не звучало, чёрт возьми, она действительно отличалась от остальных плоских картинок в городе. - "Саймон, да ты просто с другими не встречался... Заткнись!"
Вот уже больше пяти минут, Вернер куда-то вёл дитя луны,  отвечая на вопросы разве что молчанием. Ступеньки, огромные каменные ступеньки, ведущие на верхнюю платформу. Любому, у кого есть крылья и способность к полёту, можно было бы сигануть вниз и насладиться полётом. Вампиры и оборотни не летают, никогда не умели, однако сверху раскрывается всё величие и красота Империи, и стоя здесь, до тебя неожиданно доходит, что ты точно уверен, за что воюешь и кого любишь. Наконец, пальцы разомкнулись, отпуская запястье Ведетт, ночная пробежка закончилась, концом стала  эта платформа. Как же всё это напоминает типичную книжную романтику, но что поделать, если в душе вампир её любил. Пара багровых глаза уставилась на пейзаж, может у кого-то пробегут мурашки по спине, может кто-то задумается. Вернер снова почувствовал себя счастливым, не хватало лишь того тёплого объятия из прошлого.

+1

5

Опустив голову вниз, вампир открыл своё неестественно белое лицо, на котором сияли два багряных глаза. Они выглядели утомлёнными и как-будто измученными, но продолжали сверкать в свете луны. Медленно, словно чего-то ищя, два глаза "пробежались" по лицу Ведетт. Подбородок, лоб, губы... Звезда чувствовал каждый его взгляд. Она пребывала в чуть напряжённом состоянии, полу-открыв рот.
   - А по мне, так встреча приятная, обидно, если это взаимно, мисс. Нет-нет... бояться не стоит, нисколько.
   Мисс? Слишком официально. По мне так лучше по имени. Но мисс в принципе тоже подойдёт. А на счёт страха, так нет даже намёка на него. Лишь тонкое, почти незаметное, чуть покалывающее в животе напряжение, такое блаженное. Чувствуешь, что у тебя есть контакт с собой и как только пожелаешь -  сможешь сделать всё что угодно. Это прекрасное чувство, когда сердце с мозгом в ладах.
   Ведетт красиво улыбнулась. Искренне, без усмешки и высокомерия. Она редко так улыбалась.
   Почувствовав холодную руку на своём запястье, Ведетт вздрогнула, но только посмотрела на Саймона снизу вверх. Он был выше её. Не сильно, но поднимать голову приходилось.
   Саймон потянул ей и быстро зашагал куда-то вглубь маленьких улочек. Ведетт сначала недоверчиво двинулась за ним, но потом привыкла идти и смирилась с тем, что её куда-то буквально "силком" тащат. Она не стала задавать вопросы. Она задаст, когда они, собственно, придут к пункту назначения. А какой у них пункт назначения? Лишь Саймон знает. Звезда идёт в полном неведении направления.
   Она узнавала знакомые маленькие улочки. Когда ходишь по ним днём, при солнечном свете, они совсем другие. Ночь и луна меняет всё. Игривые, как будто танцующие блики на каменных стенах зданий, как будто зазывали, манили куда-то. Даже заставляли вздрагивать, когда казались настолько реалистичными, что становилось страшно.
   Вот Вед перестала чувствовать нежный холод руки Саймона и осмотрелась. Интересно, почему она тут никогда не была? Или была и просто не помнит? Нет-нет, она здесь точно не была…
   Двое оказались на платформе, освещенной лунным светом. Ведетт вгляделась в черноту ночи. Открывался бы вид по своей красоте ещё прекраснее, если бы было солнце, но Вед нравились чёрные краски. Она поставила белое лицо темноте, прижимая двумя руками к животу свой влажный свитер.
   Она повернула голову к Саймону. Он неотрывно смотрел вдаль своими «знаменитыми» красными глазами. Ведетт опустила глаза и подошла к нему. Аккуратно, щекочущим движением она дотронулась до края его руки, окончив свою «дорожку» на краю мизинца.
   Красиво здесь. - голос был тихий, совсем тихий, но нежный и искренний. Но Ведетт показалось, как будто он исходит не от ней. Часто было такое чувство...Звезда снова взгляделась вдаль...

+1

6

Если бы каждый человек знал, предчувствовал, понимал всё в этой жизни, если бы ему не надо было бы ничего объяснять, жить стало бы несомненно скучно. Вполне вероятно, что кто-то существует исключительно за счёт чьего-то незнания. Вернер любил последнее, парень всегда считал свою жизнь неким бездонным, пустым вначале, колодцем, в который каждый, с течением времени, наливает воду, а когда пространство заполняется, только Саймон и знает, как опустошить эту каменную темницу с пологими стенами. Последнее время, новообращённый всё чаще думал о людях, точнее об одном человеке... одной. Парень скуп на красивые слова, да и романтик из него неприлично банальный, и всё же душа у рыжего ранимая. Сколько бы доспехов на себя ни надел, сколько бы тварей ни убил и сколько бы ни отпустил скверных словечек, для Ведетт он остаётся несчастным, продавшим свою душу невесть кому, человечком, недавно надевшим "фальшивые" клыки и возомнившим себя кровопийцей. Багровые глаза снова поднялись, неуверенно исследуя девушку. Губы невольно скривились, являя миру почти прозрачную улыбку. В мозгу так и вертелась одна фраза: - "Не наделай глупостей, главное не наделай глупостей, Вернер". А в реальности всё уже вернулось к ложному равновесию. Отойдя от оборотня на несколько шагов, руки сжали металлические холодные перила, корпус слегка наклонился вперёд. Вся эта красота, сама того не подозревая, заставляла вампира думать, думать много и долго, именно от таких мыслей старается убежать каждое живое существо, что-то из разряда, а в чём, собственно, смысл этой жизни, кто в ней я и как продолжать существовать, когда все вопросы получат ответы?
- Зачем я тебя сюда притащил? - как-то грустно улыбнувшись, Саймон повернулся к девушке, ему сейчас остро не хватало её прикосновения, её голоса, те короткие фразы не устраивали, хотелось содержательного диалога, наплевать на тему и смысл, главное - общение, живое общение. Но первый шаг положено делать ему, лихорадочно перебирая в голове недавние события, решение, как всегда, пришло само собой. - Скажи, Ведетт, если бы тебя кто-нибудь попросил составить компанию в никуда, ты бы согласилась?
Под скоромным "кто-нибудь" скрывался сам Саймон, парень не мог избавиться от привычки упоминать о себе от третьего лица или неопределённых местоимений. Ледяная ладонь накрыла тёплую, брюнетка дёрнулась, парень поспешно спрятал руку в карман, мысленно врезав себе по челюсти, сломав переносицу и разбив бровь за невнимательность и глупость. Отчего-то снова стало паршиво, вот честно, если бы он знал всё, абсолютно всё, он ни за что бы не пошёл в тот день, куда не следовало, и не получил бы приятный подарок на оставшуюся жизнь в виде аккуратного укуса в области шейной сонной артерии. И глаза бы сейчас светились ярким изумрудом, а не этим алым кошмаром, и кожа отдавала бы тридцати шести и шести градусным теплом, вместо многолетнего холода ледяной фигурки. Однако историю не перепишешь, события не закрасишь, а ошибки не сотрёшь, какая жалость. Рот раскрылся, но немного подумав, Саймон промолчал. Право, сколько можно говорить, леди не ответила на предыдущий твой вопрос, а ты уже с новым лезешь, безкультурщина, да и только. Внутренне уже дрожа от гнева, парень подошёл ближе. И на что злимся? На самого себя? Да мы недалеко ушли.
Звёздная сегодня ночка выдалась, месяц какой-то чересчур яркий, и воздух непривычно свежий, будто бы они стояли не в центре Империи, а в непорочном лесу. А что выше неба и звёзд? Там космос, кто его видел, тот, непременно, счастливчик. - "А мне хватает этих глаз" - удовлетворившись единственной разумной мыслью за сегодняшний вечер, юный инквизитор прикрыл веки.

+1

7

  Интересно, а что будет, если встать на перила, расставить руки в стороны и глубоко вздохнув, предаться полёту вниз. Ветер свистит в ушах, чувствуется последний в твоей жизни свежий воздух. Самый последний раз на тебя смотрит луна и... блаженная тишина, темнота и спокойствие. Разве же это не прекрасно, испытать в последние секунды жизни свободу? Разве не все ли люди, мечтают умереть в свободном полёте и со свистом в ушах? Нет, видимо это только индивидуальное желание нашей ненормальной неудачницы...Потому что многие мечтают умереть в тёплой постели, в преклонном возрасте, в окружении многочисленных детей и внуков и чтобы последним, что увидели бы твои глаза был любимый человек. Похоже, что такой расклад не для Ведетт.
   Саймон отошёл от неё, как будто держа дистанцию, чтобы не сделать того, чего не стоит делать. Белые руки вцепились в перила платформы, от чего костяшки пальцев сделались ещё белее. Луна делала Вернера ещё белее, чем он был. Он был похож на искрящийся снег. И выглядело это не то чтобы странно, не то чтобы неестественно, а...очень благородно, красиво. Ведетт чуть вздрогнула от набежавших мурашек.
   - Зачем я тебя сюда притащил? - грустная улыбка озарила белое лицо. Странный довольно таки вопрос. Зачем? Возможно, полюбоваться видом. Возможно, скрыться от чужих глаз и побыть наедине. Вопрос и действия не поддавались какой-то определённой логике. Надо было глубоко задуматься, чтобы понять суть, которая лежала на поверхности, бултыхаясь и моля о помощи. Нелепо...
   - Скажи, Ведетт, если бы тебя кто-нибудь попросил составить компанию в никуда, ты бы согласилась? Ведетт почувствовала леденящий кожу холод на своей руке и вздрогнула. Саймон резко спрятал руку в карман. Звезда увидела, как напряглись его скулы. Вампир был напряжён и кажется о чём то усиленно думал. Ведетт чуть приоткрыла рот, хватая воздух. Её прерогатива была отвечать вопросом на вопрос. Как в детском саду...
   Ведетт медленно обошла и встав за спиной у парня, закрыла руками его глаза. Её руки чувствовали холод его лица и напряжённые виски. Немного пододвинувшись, она встала на цыпочки, чтобы дотянутся до его уха и шёпотом спросила:
   А ты? А ты? А ты пошёл бы? Она бы несомненно пошла. Она делает это всю свою никчёмную жизнь. Да у неё вся жизнь в нигде! Она пойдёт, особенно с ним. Ведетт медленно убрала руки с глаз Саймона и скрестила их на груди, обняв себя и пытаясь согреться. Да, на платформе ходил неслабый ветерок, который пробирал до мозга костей. Ведетт глубоко вздохнула. Дышать так приятно... Воздух попадает в лёгкие, освежая.

Отредактировано Vedette (25 Мар 2012 19:35:25)

+1

8

Ветер растрепал рыжие пряди, беспорядочно разбросав их по белоснежному лбу, неровные кончики кололи прикрытые веки, выделяя морщинку между тонкими линиями бровей. Саймон сдерживался из последних сил, чтобы  не запрокинуть голову назад, но невидимые нити упорно заставляли не двигаться и смотреть прямо перед собой, на свою недавнюю жертву, только весь образ таки портили кусочки рыжей чёлки, которые теперь уже определённо мешали юному инквизитору. Вроде стал вампиром, хладнокровным демоном и убийцей, все чувства и эмоции должны притупиться, стать более отдалёнными, некоторые вообще раствориться, но видимо всё это происходит со временем, ибо парень отчётливо чувствовал прикипающий в крови адреналин и раздражение. Первое из-за неловкой, почти глупой ситуации, второе из-за всё той же дурацкой оранжевой пряди, висящей буквально на чёрных ресницах. Нервно моргнув, вампир решительно повернул голову навстречу новому порыву, судя по всему западному, так как всё мешавшее до сего момента рыжее и бесстыжее отлетело куда-то назад. Ведетт ждала от Вернера романтики, ждала приключений и бесконечной любви, хотя насчёт последнего можно повременить, всё-таки встречаемся третий, если не второй, раз. Мог ли инквизитор всё это обеспечить молодой особе? Безусловно, он бы попытался, потому на её вопросительный ответ ответил твёрдо и почти уверенно: - Не хочу показаться самоуверенным гадом, но в такой компании... безусловно, бы пошёл, и даже дальше. - последнее прозвучало с выдохом, потому получилось как-то мечтательно, будто меланхолик. Дабы завершить весь этот кипишь хотя бы без крови и кишок, Саймон протянул свою ледяную белую пятерню девушки, кстати, она вовсе не была такой огромной, вполне нормальная ладонь, только чересчур холодная, а так совсем по-человечески. Совсем не понимая, зачем и для чего, инквизитор умело провёл Звезду в центр платформы и неспешно закружил по свободному, безлюдному пространству. Где-то внизу, на несколько уровней под ними, играло что-то эпопейное и грустное, слышно было плохо, даже для вампира и оборотня, но Вернеру не нужно громче, всё и так было идеально, абсолютно всё. И тёплые руки, обернувшиеся  где-то выше предплечий, и горячее дыхание у мраморной шеи, прямо у ключицы, и прикрытые багровые глаза, и искренняя улыбка. Ведетт сейчас улыбается ему, только ему, для всех остальных - это оскал и ухмылка полная презрения, но не для него, не для несчастного новообращённого кровопийцы, на чью улицу только что заглянул скромный праздник, господи, а он заслуживает? Видимо да...
- Давай в кафе, всё это заставляет проголодаться. - снова несильно сжав ладонь оборотня, Саймон потянул брюнетку к ступенькам.
Пять минут - это не так много, часы успеют протикать всего триста раз, а молодая пара уже за стеклом среднестатистического кафе, сидят за дубовым столиком и о чём-то переговариваются, тихо, шёпотом, чтобы никто не проник в сокровенные тайны и разговоры.

0

9

Ммм...Раздражение. Язык горит и чешетс, кровь медленно начинает закипать, кончики пальцев становятся будто ватными, картинка затормаживается. Хочется взять и разнести в клочья всё к чёртовой матери! А что у нас виновник раздражения? Всё что угодно! Любая мелочь, любое недомогание, человек, место, время, погода, чувство... Господи, да вон непослушная прядка волос может стать причиной пренеприятнейших, вышеуказанных симптомов! Человек настолько чувствителен...А ты будто бы не знала?!
  Не хочу показаться самоуверенным гадом, но в такой компании... безусловно, бы пошёл, и даже дальше. Ведетт искренне улыбнулась и задумалась. Дальше, чем никуда?! Прямиком на небо что ли? Хотя, от Саймона можно ожидать самого чудного ответа! Это такая непростая, не смотря на своё нечеловеческое подожение ранимая, чувствительная личность. Улыбка Ведетт стала чуть шире, открыв белоснежные зубы когда она почувствовала руку Саймона. Его ледяную руку. Он чуть-чуть потянул её и Вед уже совсем легко поддалась. Его рука легла на талию и он медленно повёл её по платформе. Звезда танцевала слабенько, её спасала только кошачья гибкость и данные от природы. Самой главной мыслью было не наступить Вернеру на ногу. Она смотрела на него с низу вверх и продолжала улыбаться, как ребёнок.
   Саймон предложил поесть и Ведетт с лёгкостью согласилась. Она давно, очень давно не ела. При мысли о еде, живот завибрировал от наслаждения. Звезда снова почувствовала руку Сая. Она уже не казалось такой холодной. Совсем нет. Через несколько мгновений они уже сидели в таверне и тихо, почти на ушко шептали что-то друг другу. Суть разговоров была неважна. Совсем не важна.
   Поужинав, они вышли на улицу. Ведетт почувствовала странный, тёплый порыв ветра. Немного нахмурившись, она поняла, что это может означать лишь одно: ливень. И действительно, в следующую секунду хлынули миллиарды и миллиарды капель. Волосы сразу стали мокрыми, а на ресницах повисли маленькие дождевые капельки. Ведетт искренне и весело засмеялась. Они стояли одни на, теперь уже, безлюдной улице. Люди не любят дождь...
   Ведетт покружилась под дождём, держа руки в стороны, как птица. Посмотреа на Саймона весёлыми, тёмными глазами она нежно отбросила с его лба уже совсем влажные, рыжей волосы. Стало хорошо-хорошо. Так не было уже довольно давно. Ха, довольно! Очень давно! Душа пела, в животе была еда, хороший вампир рядом, ночь, дождь. Сказка, а не реальность. Ведетт закрыла на мгновение глаза, чтобы послушать дождь. Да-да, ведь этот звук прекрасен! Кап,кап,кап,кап...

Отредактировано Vedette (28 Мар 2012 21:22:58)

+1

10

Для вампиров, вкус еды ничего не значит, такая способность растворилась вместе с кровью. Однако Саймон, сидя за грубым, угловатым столиком в таверне и неровно поддёргивая левой коленкой, пытался из последних сил различить вкус того горячего блюда, что подали им первым. Ничего, кроме примитивнейшего определения - горячий и солёный, парень не распознал, от этого ногти сильнее сжали деревяшку, оставляя на ней крохотные, полумесячные царапинки. Всё ещё наивный и глупый, всё ещё питаешь ничтожные надежды, быть может, то, быть может сё. А нет, уже всё свершилось, и не тебе решать. Саймон, как истинный "юный воин" отчаянно надеялся на то, что возможно в нём ещё осталось что-то человеческое. Ведетт - человеком тоже не была, но от неё шло такое родное тепло, такие живые эмоции и чувства, что новообращённый по-доброму завидовал и захлёбывался от отвращения к самому себе. Плечи поднялись и тяжело опустились, медленно распрямились сжатые ладони, юный инквизитор продолжал не спеша пережевывать очередной "безвкусный" кусок чего-то съедобного за щекой. Темы для разговоров находились сами собой, слова произносились легко и плавно, будто маслом политые. Именно о такой беседе мечтал Вернер. Уже, наверное, несколько лет ему приходилось лишь сухо переговариваться со своими командирами и товарищами по оружию, но разве базовые переговоры могли заменить,  а тем более удовлетворить социальные потребности человека? А вампира? Ни одного, ни другого. Красные глаза опустились в серебряное небольшое блюдечко, на котором ещё лежало несколько долек чего-то ярко-жёлтого, мозг нарочно не мог вспомнить название, да и не это было сейчас важно. Прошло ещё несколько минут, пока настенные часы не пробили полночь, парень случайно вспомнил сказки, теперь, по закону какого-то жанра, прекрасный принц должен поцеловать прекрасную принцессу, и всё будет у них... эээ... прекрасно? Точно, тавтология - обязательно.
Встав с массивной табуретки, рыжий прогнулся в пояснице, новое тело хоть и прочнее старого, но затекает, как и раньше, помимо Звезды, улыбку вызывал ещё и этот факт. Ну не может быть такого, чтобы от человека в нём совсем ничего не осталось. - "Я всё тот же Саймон Вернер, одинокий парень с задворок империи, хотя... не такой уж и одинокий". - Мысли резко оборвались, по спине что-то потекло, да и не только по спине, ещё и по лицу, волосам, плечам, торсу. Холодные, крупные капли стеной посыпались с неба, превращая асфальт в одно огромное море. Ведетт остановилась и, расставив руки в стороны, закружилась по пустой безлюдной улице. Недолго думая, Саймон начал играть зеркало, повторяя многие движения девушки. Секунда и горячий, вперемешку с холодными искрами, поцелуй сомкнул губы обоих. Голод читался в багровых глазах, но дождь был отличным барьером.
Что-то, не прекращая яростного шёпота, говорило вампиру, делать всё, чего хочет измученная душа и сознание, делать и брать от жизни по больше, ведь очень скоро всего этого не останется...

+1


Вы здесь » Shadows Curse » город Нейделл » главная улица


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC