Shadows Curse

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Shadows Curse » замок Святого Ордена » комната Уильяма


комната Уильяма

Сообщений 11 страница 20 из 61

11

. ворота

  Тёмный, страшный коридор. Боже, как же тут живут люди? Проходишь по коридору и тебе встречаются одни угрожающие, хмурые лица. Если Уильям тут постоянно живёт, то даже не удивительно почему он такой холодный и неприступный. Будешь жить тут постоянно - даже самый весёлый и жизнерадостгный человек пожив здесь превратиться в такую вот хмурость. Как ему вообще не страшно тут жить? Ложишься спать и вот разбудит тебя такой упырь. Можно так и заснуть навсегда...
  Ведетт боязливо оглядывала коридор. Она постоянно сжимала челюсти, чтобы зубы не стучали. Она не хотела привлекать к себе никакого внимания. Остаться соверешнно не заметной, как будто её и вовсе тут нет. Она ступала медленно, по-кошачьи, но не отставала от Уильяма и маленькой девочки, шлёпающей впереди. Девушка остановилась, когда вепреди Уил остановился. Он засунул руку в карман и вытащил ключи. Легко провернув ключ в замочной скважине одной из дверей он вошёл в комнату.
  Комната была не очень светлая, вполне просторная и пригодная для жилья. Большую часть комнаты занимала кровать, подле кресла, полки и ещё всякая бытовая дребедень. Ведетт посмотрела на Уильяма. Он был очень хмурый и его взгляд отсутствовал, как будто в мыслях он был далеко-далеко от этого  места.
  - Это чайник, это печенье, вода тут же, а вон там вот находится то, на чём можно подогреть воду в чайнике. - небрежно выдохнул Уильям в сторону Ведетт и девочки. Ведетт разжала челюсти и трясущимся голос тихо сказала:
  Спасибо... Вот согреюсь и сразу же уйду отсюда. Атмосфера угнетающая тут.
  - О Боже! На меня давят стены!
  - Ты чё ненормальная?
  - Да нет, посмотри же!
  - Ой, точно, стены сжимаааются, потолок рушится!
  - А ты мне не верила!
  - Я тебе просто подыграла, идиотка! Вернись с небес на землю!
  - Я бы советовал вам не уходить из комнаты - процедил Уильям. Ой, а мы то уже собрались пошляться, пококетничать со здешними мужиками, да малыш? Ведетт и под страхом смерти не вышла бы одна в этот коридор. Не приведи Господь!
  - А ты, Ведетт, не делай ничего не обдуманного. Какая честь! Личное обращение! Да я всегда думаю, прежде чем что-то сделать...нуу...почти!
  Не буду... тихо уверила его Ведетт, уже начиная согреваться. Она нестала пить ча или брать печенье. Ей казалось, что от холода у неё замёрз кишечный тракт и надо подождать пока он оттает. Тем более, она не будет есть в этом странном местею. Подсыплют ещё отравы какой-нибудь! Сами ешьте свою рыбу!

Отредактировано Vedette (5 Фев 2012 01:02:43)

+1

12

------------------>>> Центральные ворота.
Вы шли не очень-то долго, а Кэссэди и не думала мерзнуть. Нет, не то, чтобы она совсем не мерзла. Скажем так, ее одежда была зачарована на то, чтобы реагировать на повышение или понижение температур. Именно поэтому Кэсс в любой ситуации чувствовала себя комфортно. Строго говоря, ее натура вообще не привыкла жаловаться. Она привыкла сносить все неприятности жизни, принимая это как должное. Если бы только каждое существо на этой земле воспринимало пинки со стороны Судьбы, как должное! Увы, далеко не каждый привык переносить все именно так.
Плечики юной фейри дрогнули, когда компания вошла в помещение. Как-никак, она все-таки чувствовала перемену температур. Девочка ненароком кинула взгляд за плечо. Та девушка…Она дрожала, как осиновый лист. Кэсс усмехнулась. Кажется, она не была человеком, а вела себя совсем как человек. На мгновение серые глаза покрылись еле заметной дымкой – девочка попыталась применить врожденную магию, проникнув в разум. Ну, да, точно. Эта девушка была оборотнем, а если быть точнее, из семейства кошачьих, леопард. Надеюсь, она этого не заметила. А если даже и заметила, Кэссэди давно уже решила, что ей все будет сходить с рук. Ведь она еще ребенок. А детям в этом мире позволено многое. Ну, да, если ты не фейри. Даже вне зависимости от того, к какой расе ты принадлежишь. Правда, девочка пока старалась не выделываться – было бы неприятно знать, что к детям в этом мире относятся иначе, чем рассказывали старшие. Кэсс снова еле слышно – по крайней мере, для находящихся здесь – вздохнула. Раз рискнула – назад пути нет.
Они вошли в один из коридоров, который был достаточно хорошо освещен. На стенах были расположены факелы, сделанные из прочного на вид черного металла. В глазах на мгновение появился отблеск пламени, и Кэссэди стало слегка не по себе. Нет, она не реагировала так на свет, просто…Ее чем-то пугало это помещение. Атмосфера в этом незнакомом помещении была, мягко сказать, угнетающая. С одной стороны света было предостаточно, но с другой…Здесь была внутренняя темнота, будто кто-то специально поддерживал связь с тенью для того, чтобы в случае чего уйти на более сильную сторону. Девочка взглянула наверх. Потолки достаточно высокие. Значит в случае чего можно будет быстро улететь. А вы думали? Это хитрое дитя уже вовсю производило различные расчеты. Тем более, здесь ей не очень-то понравилось, а значит, обязательно случится что-то плохое. Ну, знаете, как это называется? Вроде интуитивного мышления. А некоторые могут ошибочно назвать это «карканьем», то бишь, привлечением дурных событий. Ну, нет, юная фейри и не думала привлекать к себе беду. Тем более, сейчас ей было очень хорошо, даже слишком хорошо для того, чтобы опять погрузиться в бедствие.
Да, надо дать крыльям отдохнуть, а потом уже можно будет действовать дальше. В том числе и наводить неприятности, - думала Кэсс, продолжая уверенно шагать вперед и не забывая осматриваться. И в том числе новоиспеченному отцу. Что ж, господин Отто, теперь вы от меня не отвяжетесь.
Девочка пошла было дальше, как заметила, что Уильям замедлил шаг и остановился возле одной из дверей.  Кэссэди тотчас же скользнула внутрь, дабы не оставаться одной в огромном коридоре. Оглядевшись, она отметила про себя достаточно строгую обстановку в комнате, и, несомненно, наличие большого окна. Будет весьма удобно покидать комнату тогда, когда только захочется. Кэссэди медленно прошла вперед, усевшись на деревянный краешек кровати. Выпрямившись, она снова огляделась. Эта девушка, оборотень, вошла следом за ними, все еще слегка подрагивая. У Кэсс было множество догадок, объясняющих появление незнакомки здесь, но фейри пока не решалась высказывать их вслух. Если нужно, она потом все равно все узнает. На что же тогда ментальные каналы? Девочка подошла ближе к Уильяму, опустившемуся в кресло.
- Ты знаешь, кем была моя мать? – спросила юная фейри, заглянув в лицо своему новому отцу, казалось, окончательно погрузившемуся в свои думы.
Она старалась изобразить серьезность на своем лице, правда-правда. Но в голосе все равно проскальзывали нотки игривости, которую редко можно убрать из истинного детского голоса. И то правда – она просто представила себе лицо Уила, когда он узнает, с кем, на самом деле, связался.

0

13

Девушкам не нравилось здание из серого камня. Но они просто не видели это крыло, когда его озаряют светлые лучи солца. Всё будто бы оживает вокруг. Картины становятся на много живей и словно меняют свои тусклые краски как и неширокий бардовый ковёр по которому ежедневно более тысячи человек ступают несколько раз. Всё это кажется приятным и уютным. Большое окно в конце этажа, прикрытое не менее маленькой красной шторой, что прикрывает вход на балкон. Все каменные лица обращаются с недоверием лишь к тем, кто здесь появился совсем неожиданно. Новичков же приветствуют чуть ли не с радостью. Да и когда инквизиторам улыбаться? Всё таки каждый из них спешит и думает о собственном задании. А когда уж набегаешься по болотам за какой-то тварью- то там вообще не до веселья, лишь усталость. И в такие моменты даже не хочется чтобы дома кто-то ждал, ведь этот кто-то будет зудеть под ухом и спрашивать "как дела?". Или же это только у Уильяма такие представления о работе и о семье? Да даже если и не так, то от семьи одни неприятности. Может быть я бы сбежал от Ксандры в ближайшие годы? Ведь говорят, что многие люди меняются после свадьбы, а женщины так вообще. Да, Уильям бы никогда не позволил натянуть на себя ошейник. Или нет? Конечно нет! Только я что-то сильно сомневаюсь.
- Не буду... тухловато выдохнула кошка, на что Уил лишь косо усмехнулся.
Ещё бы она не согласилась. Таки не маленькая девчонка, должна понимать о том, что спорить с хозяином положения не просто сложно, но ещё и опасно.
Взглянув на то, как с Ведетт начали отваливаться небольшие кусочки льда, инквизитор вздохнул. Сейчас её свитер превратится в большую и мокрую мочалку, которая будет нещадно мочить небольшой ковёр постеленный на пол. Ну и что мне с ней делать? Да ничего не делать. Пусть подмокнет. Хотя то, что она будет тут чихать и кашлять- не вариант. Надо бы укутать её во что-нибудь.И с чего я такой добрый? Лениво пробегаясь по комоду глазами, ты словно пробовал свои слова на вкус дополнительно размышляя о том "стоит ли".
- Ты знаешь, кем была моя мать?
Ты почувствовал как на тебя устремилась пара детских глаз. Кэссэди смотрела как взрослый человек, не как ребёнок. Она не была расстроена, наивная или же весела. Просто выглядела так, словно взрослый человек. Это не пугало, нет. Это больше настораживало чем пугало, ведь дети должны улыбаться и резвиться. Как и ты когда-то, когда-то давно в детстве. Моё детство прошло здесь. Хватит, твоё детство было там, где сейчас руины и развалины по слухам тех, кто был в тех местах. Да, я ведь совсем забыл, что хотел ещё летом навестить те места. Ну или их руины.
- Мы с твоей матерью были людьми.
Уил даже как-то небрежно махнул запястьем в воздухе, ведь это действительно была обычная весть. Все знали, что Ксандра была человеком и что ты был тоже им когда-то. Но что же она наговорила этому ребёнку, что Кэссэди даже не знает о том, что ей мать действительно была представителем одной из самых многочисленных рас.
- А кто ты?
Впиваясь ядовитым взглядом в детские глаза, ты спросил это не требуя возражений. Но так и не дождался ответа. Нет, не то, чтобы новоявленная дочь скрывала свою расу, ты просто не дослушал поднявшись с кресла. Отто вспомнил о том, где лежат его свитера которые он может вручить Ведетт. Самые тёплые он ей не предложит, да и зачем? Одежды у него у самого и так мало, всего четыре свитера и трое штанов. А для того, кто постоянно прыгает, бегает, падает и делает ещё много чего- это действительно мало.
Вытащив шерстяную кофту с горлом, какого-то тёмно коричневого цвета, ты подошёл к девушке повернувшись спиной к Кэсседи. Широкий плащ хорошо прикрывал забавную картину, что происходила сейчас перед Уильямом.
- Переодевайся. монотонно скомандовал инквизитор помогая девушке снять промокший верх.
Дождавшись того, пока Ведетт переоденет свитер, ты просто стоял отвернув голову в сторону. Ты правда там видел всё и в подробных деталей ещё в прошлый раз, но сейчас позади твоя дочь. Куда уж тут любоваться? Да и не выгонишь ведь Кошку в коридор, там люди ходят.
Вильям кинул на кресло, что стояло ближе всего к мини-камину, мокрое одеяние Ведетт.. Пусть сушится.
- Ты так и не сказала как тут очутилась. обратился к оборотню высокий мужчина с тёмными волосами.
И почему ты её не выгнал от сюда? Наверное, этот холодный камень становится теплей как никогда раньше. Или же это всё профессиональный глюк?

+2

14

  Ведетт посмотрела в пол. Ничего кроме немного выцветшего ковра она не увидела. Вдруг захотелось заплакать, как маленькой девочке, сесть к маме на коленки, пошмыгать носом. Чтобы она тёплыми, нежными руками гладила по бровкам, тихо напевала сладким голосом "свою", "мамину" песенку, чтобы укутала тёплым, пуховым одеялом и гладила по голове. Чтобы любимая кошка лежала в ногах и урчала с умилённым видом на мордочке. Чтобы за окном была страшная метель и казалось, что ты в сказке.
  Звезда мысленно залепила себе пощёчину. Она не станет плакать при людях. Это же так низко, ужасно и чувствуешь себя ничтожеством...но...вот чёрт...что она, непосредственно делала пару лет назад, когда лежала голая у Уила на коленях. Чуть прикусив губу, Ведетт покраснела, постенснявшись самой себя. Одёрнув уносившие её куда -то мысли, она подняла лицо от пола и посмотрела на девочку как раз в тот момент, когда она спросила у мужчины, который как-будто исследовал свою же полку.
  Ты знаешь, кем была моя мать! Ведетт глянула на девочку. Её взрослый взгляд ничуть не удивил девушку. Ведь у неё был точно такой же, спокойный, взрослый, понимающий взгляд, без улыбки, без излишних эмоций. Веда отвела взгляд, чтобы не видеть "себя". Уил как-будто усмехнулся и ответил:
  - Мы с твоей матерью были людьми. - Ведетт призрачно улыбнулась, но быстро скрыла улыбку. Так всё-таки дочура с папаней. На самом деле всё было очевидно даже без этой фразы. Всё, до взгляда и цвета волос - от Уильяма. Ведетт снова посмотрела на, по-видимому, "новых" родственничков. Вопрос Уила её немного удивил:
  А кто ты? - неужели он не знает кто его собственная дочь, хотя...очень даже возможно что действительно не знает. Чёрт тебя подери, а если она умеет читать мысли и она "наблюдала" за всеми мыслями в голове Ведетт. Звезда вздрогнула. Скрипнул шкаф.
  Уильям тихо подошёл и встал перед ней, держа в руках что-то большое и коричневое, и, по-видимому, очень тёплое. Его фраза звучала как приказ.
  Переодевайся. Ведетт округлила глаза и открыла рот, чтобы отказаться, но инквиитор чуть дёрнул за свитер...да какой там свитер?, за нечто похожее на мокрую тряпку батник и...чёрт возьми, благородно отвернулся. Ведетт густо покраснела и отвела взгляд от девочки. Девушка прямо чувствовала, что кто-то лезет в её мозг, или же это просто тараканы разыгрались? Звезда быстро одела свитер Уильяма и...утонула в нём. он был на несколько размеров больше, но зато ужасно тёплый. Ведетт сжалась, как воробушек и тихо сказала:
  Спасибо. - А что? Надо же поблагодарить человека, тем более, Ведетт казалось что такие приступы доброты у Уила встречаются не часто. Так что, надо пользоваться.
  Ты так и не сказала как тут очутилась... понятное дело, что вопрос был адресован девушке. звезда подняла глаза к потолку и вспомнила события минувших дней.
  Пришла в глухую таверну, впервые поесть за два дня. Всё шло прекрасно и именно в тот момент, когда Ведетт собиралась вонзить зубы в ароматное, брызжащее соком мясо, какой-то хмырь поджог бочку с порохом. Нет, злости Ведетт не было предела, но быстро среагировав, она выскочил на улицу и прыгнула в снег. Через апру минут, деревянная таверна полыхала синим огнём. Ну а ещё через апру минут, таверны, и всех остальных людей в ней...или не людей...как не бывало! Стёрты с лица земли! Ведетт отряхнулась, ну и пошла дальше, куда глаза глядели.
  Ведетт посмотрела на Уила и также тихо сказала:
  Долгая история... хмм, в этот вечер она что-то слишком скромна. Не похоже на неё.
  - Не скромничай, я знаю, что ты так и хочешь обнять его!
  - Да ты что, совсем страх потеряла? Ничего я не хочу.
  - Да-да! Хочешь-хочешь! Но тебе кое-что мешает!
  - Если только девочка..
  - Неет, это не она...
  - Чёрт возьми, заткнись поганый внутренний голос, иначе!
  - Всё-всё, я молчу!
  - И вообще, говори потише, нас могут "читать"!
  - Вас, понял, сэ...кхм-кхм, миледи!

Отредактировано Vedette (7 Фев 2012 23:02:08)

0

15

Все эти фокусы с переодеваниями…Зачем они были нужны? Кэссэди, конечно же, не могла понять. Ее одежда была зачарована и реагировала на любое изменение внешней среды, в том числе и температуры. Она могла спокойно пройтись босиком по снегу – и ничего ей от этого не будет. И посему девочке было не очень-то понятно состояние трясущегося создания, вставшего на ковер посреди комнаты.
Поначалу до ужаса хотелось вскочить, расправить затекшие крылья и с диким выражением лица взлетев перед лицом Уильяма, хищно прошипеть «А я фейри». Но нет, надо было все-таки не забывать, что ее здесь все принимают за маленького невинного ребенка. Вот и нужно было продолжать мастерски сохранять эту прекраснейшую из всяких иллюзий. Но следующая фраза окончательно выбила из состояния равновесия бедного ребенка.
Грубые люди сказали бы в таком случае – громко ржать. Но мы же не о лошадях говорим, в самом-то деле. Да и люди мы не грубые. Вообще не люди. А она – засмеялась. Таким серебристым смехом, казалось, его можно пощупать, потрогать руками, провести меж пальцев. Такой бывает лишь у детей. Никакой магией этот голос не сотворишь, он дается лишь при рождении. Детский, поистине детский.
- Людьми? Людьми? – она все смеялась и смеялась, не в силах остановиться. Нет, она совершенно ничего не боялась, эта девочка. В том числе и грубоватого характера своего папаши. Что же…- снова смех – могу тебя поздравить! Ты попал под влияние чудесного ореола непревзойденной Ксандры. Ох, ради Гекаты…
Казалось бы, ничего смешного в этом не было. Но это вам так кажется. А этой юной фейри. Так забавно было слышать это от собственного отца. «Мы с Ксандрой были людьми. А ты кто?». Нет, вы не подумайте чего дурного, она вовсе не глумилась. Просто… Это все было так забавно. Может быть, лишь для ребенка, воспитанного без особой доли радости в сознании? Возможно, но скорее всего, нет.
- Ладно, только не изображай из себя дикого орфа, - снова едва сдерживая смех, успокоила Кэсс. А то не дай Геката будет из себя корчить злого папашу, еще спуску не даст.  Прекрасная Ксандра славилась даже среди нашего народа своими совершенными иллюзиями. Ты, видимо, не стал исключением.
А сейчас жутко хотелось спросить «А теперь ты попробуй угадай, кто была моя мать». Но нет, она снова удержалась от этого, хотя и с большим трудом. Даже с большим, чем прежде. Кэссэди понимала, что ей позволено многое, однако здесь не все знают нравы их народа, так что придется сдерживаться. Да, да, каких бы трудов и усилий это бы не стоило. Подумаешь, невинная шутка. Всего лишь захотелось девочке удачно сыронизировать. Видимо, здесь не пройдет.
- Позвольте представиться, - не без улыбки, отвесив полупоклон «публике» промолвила Кэсс. Дочь великолепной Ксандры, Кэссэди от Летнего Двора Благого рода фейри!
Сказано все было настолько торжественно, что в следующую секунду девочка снова не сдержала смеха и, прислонившись к «спуску» кровати, сползла вниз. Но вскоре, по прошествии буквально нескольких секунд, она снова посерьезнела, и серые глаза уставились на девушку-оборотня. Слишком уж резкая смена настроения для столь юного дитя. Вам так не кажется? Тем, кто хорошо знал Кэссэди, это было бы не в новинку. Чего явно нельзя было сказать о здесь присутствующих.
- Да-да, оборотень, я умею читать мысли, - достаточно холодно отозвалась Кэссэди, критично осматривая «кошатницу». А ты не умеешь ставить блоки. В этом вся твоя беда.
Девочка поднялась и, обойдя вокруг высокую фигурку, завернутую в теплый свитер, остановилась прямо перед оцепеневшей парочкой. Появилось желание топнуть ножкой и сказать «Чего выставились?», но она снова сдержалась. Сколько еще это будет продолжаться?
- А еще у тебя каша в голове, - заявила юная фейри девушке-оборотню, поворачиваясь спиной и идя обратно. Довольно усевшись на подлокотник кресла, Кэсс хитро улыбнулась. Накормил бы ты ее чем-нибудь, отец.
Девочка скрестила руки на груди, беззаботно махая ножками в такт какой-то неведомой мелодии, звучавшей в голове. Уж не напев ли эльфийского короля? Да нет…От того напева все в голове начинает переворачиваться, руки сами тянутся к инструменту, а голос рвется петь. Был бы это зачарованный мотив – Кэссэди давно бы уже выигрывала стремительные переливы на своей флейте. Но юная фейри не спешила этого делать. Она пока не очень знала, как именно подействует на здесь присутствующих эта волшебная мелодия. Так что оставалось только ждать. Ждать и наблюдать.

0

16

офф: ой, не бейте. умоляю... мысли ни к чёрту.
  Долгая история... тихонько отозвалась в сторонке Ведетт.
Да уж, не очень-то удобно общаться на два фронта. Да и вообще общаться. .Это тоже самое, что запихнуть верблюда на холодный север. Хотя, нет, не удачный пример.
Уильям, как бы это сказать, нелюдимый человек. Ну, как нелюдимый, относительно. Так что ему сложно быстро реагировать на всё происходящее. И не то, чтобы сложно, просто не хочется. У него и так вся жизнь стала необузданной волной, за  которой тот просто не может успеть.
Всё болит. Нет, это не физическое состояние боли. Просто сердце словно сжалось, а душа так и ноет о чём-то своём. И откуда такие чувства в столь холодном человеке? Кажется, они появились совсем недавно. Соберись, тряпка! Нельзя сейчас терять лицо! Хотя потерять у него его не получится ни за что. Как бы то ни было, его лицо всегда беспристрастно. Но иногда бывают моменты, когда сложно не выбиваться.
- Людьми? Людьми? расхохоталась много о себе возомнившая девчонка. И что же её так рассмешило? Однако, чувствую, что она сама расскажет об этом, так что спрашивать не стоит.
- Прекрасная Ксандра славилась даже среди нашего народа своими совершенными иллюзиями. Ты, видимо, не стал исключением. заявила Кэссэди.
Как? Каким образом? Да бред это всё! Ксанда была девушкой, что никогда не искажала своё лицо какой-то злобой. Она не могла быть серьёзной и все её любили. Но это были не чары, они здесь запрещены и просто не могу действовать на инквизиторов благодаря зачарованным вещам.
Ксандра фейри? Отчаяно метнулась мысль. Не слушай её! Это всё вздор. Но даже если и так, то включи своё разум! Эта девушка не могла использовать здесь свои сети.
Глаза инквизитора опасно сверкнули красным оттенком. Нельзя терять над собой контроль! Ты всё таки не человек, мой друг. Ничего, я спокоен. Я уж надеюсь, иначе кто-нибудь да может пострадать.
- Дочь великолепной Ксандры, Кэссэди от Летнего Двора Благого рода фейри! якобы благородно представилась девчонка.
- Да-да, оборотень, я умею читать мысли, а ты не умеешь ставить блоки. В этом вся твоя беда. хохотнула маленькая фейри.
Она не фейри, она просто дикая тварь завалившаяся со своими принципами в моё жилище, мою жизнь... И портит все воспоминания которыми я дорожил! Вновь кипятился разгорячённый вампир сжимая руки в крепкий кулак.
Встав рядом с Ведетт ты хмуро посмотрел на маленькую представительницу иной расы. Мужчина положил тёплую ладонь на плечо оборотня, явно показывая, что ставит тут границы он и всем придётся слушаться.
- Не смей лезть в чужие мысли, иначе я заставлю покорчиться тебя от боли. Инквизитор постучал пару раз свой весок двумя пальцами. Думаю, она всё усвоила. Физических наказаний не будет, а вот запутать мысли  ну и в крайнем случае размозжить мозг- ты сможешь.

Спустя какое-то мгновение ты вновь задумался о той, которую потерял и почему-то... В глазах сверкнула ярость. Схватив деревянный стул ты резко разбил его в щепки стену. Зубы стиснулись до самого предела, но ты не чувствовал боли. Только жгучую ненависть..
- Она никогда не использовала против меня ваши чары! Ты слишком глупа, чтобы понять о том, что..
Но Уил не договорил. Резко хлопнув дверью он вышел, буквально вылетел в коридор.
Как глупо. Кому я верю?!! Ты судорожно достал сигарету и сполз по стене вниз. Всё это просто глупая игра... а я оказался податливой пешкой.

+2

17

Ведетт почувствовала, как тело постепенно начинает нагреваться. Пальцы ломило и жгло, но девушка не обращала внимания на боль, ведь были сейчас вещи поважнее, чем ломка пальцев. Перед ней разыгрывалась незабываемая семейная сцена. Отец и дочь выясняли кто главнее. Ведетт чуть улыбнулась, но улыбка за секунду сошла с её лица, которое снова приняло немного усталое и холодное выражение. Она распрямила плечи, и вдруг раздался хохот…
  Детский, звонкий смех, казалось, был слышен даже за тысячи миль отсюда. Он проникал в каждую клетку организма, отзываясь эхом. Он был раскатистый, как будто ей рассказали самую смешную историю за все века. Я что-то пропустила? Откуда такой звонкий смех на ровном месте? Возможно истерика? – мысли аккуратно появлялись в мозгу и быстро исчезали, так как Звезда старалась думать «быстро» и «тихо». Устремив взор на маленькую девочку, которая никак не могла остановить свой смех, оборотень аккуратно подняла одну бровь.
- Людьми? Людьми? – девчонка всё продолжала хохотать и говорила, еле сдерживаясь.
- могу тебя поздравить! Ты попал под влияние чудесного ореола непревзойденной Ксандры. Ох, ради Гекаты…
  Ведетт искренне не понимала, о чём толкует эта девчонка, но судя по немного озадаченному виду Уила, он-то понимал…наверняка…
  - Ладно, только не изображай из себя дикого орфа, - небрежно кинула девчонка в адресс Уильяма. У Ведетт мурашки пробежали по коже. Она была с Уильямом всего около 12 часов, и то она поняла, что такие слова, причём сказанные таким тоном, в такой, откровенно говоря, грубой манере, он не стерпит. Ведетт чуть напряглась и принялась ждать худшего, но девчушка продолжала подливать масла в огонь. Сейчас будет костёр…
  -Прекрасная Ксандра славилась даже среди нашего народа своими совершенными иллюзиями. Ты, видимо, не стал исключением, - да о чём же она говорит? Что это за такая великая Ксандра?
  -Позвольте представиться - дочь великолепной Ксандры, Кэссэди от Летнего Двора Благого рода фейри! – ах вот оно что! Ксандра значит её мать, то есть любовница Уильяма, но какого-чёрта девчонка фейри, если Уильям утверждает, что они были людьми! Мысли немного смешались. Всё это было похоже на какую-то странную сказку! Девчонка же отвесила до краёв наполненный иронией полупоклон и перестала наконец хохотать.
  Вдруг её взор устремился на Ведетт. И она обратилась уже к оборотню.
- Да-да, оборотень, я умею читать мысли. А ты не умеешь ставить блоки. В этом вся твоя беда.
  Ведетт конечно не слишком любила ссоры, особенно семейный, а особенно потому что семьи у неё не было. Надменно подняв одну бровь, глаза оборотня сверкнули красным, она только открыла рот чтобы резко поставить наглую девицу на место, как Уил подал голос в…чёрт возьми…ЕЁ защиту!
   - Не смей лезть в чужие мысли, иначе я заставлю покорчиться тебя от боли.
   Да уж…Не очень-то он мил со своей дочурой. Хотя он прав! Эта…как её там…Кэссади распустилась просто в хлам! Ведетт почувствовала даже через свитер тепло руки Уильяма.
  Вдруг, совершенно спонтанно, его рука дрогнула и лицо исказилось в бешенной ярости. Он закричал:
  - Она никогда не использовала против меня ваши чары! Ты слишком глупа, чтобы понять о том, что.. – Уильям не договорил и в сию же секунду послышался крик бедного деревянного стула, который был вдребезги расшиблен о стену. Ведетт сжала челюсти. Она знала что так будет. Пусть эта девчонка читает мысли, пусть она хоть на бровях ходит, но понимание в психологии людей у Ведетт действительно не отнять!
  Уильям вышел, хлопнув дверью. Ведетт услышала, как он скатился за дверью по стенке. Звезда тихо вздохнула и поднялась с кресла. Она решила, что Уилу нужна помощь. Вот она его утешит, и уйдёт. Обещаю!
  Звезда аккуратно открыла дверь и опустила голову чуть вниз. Опёршись на стенку, присев на корточки, сидел Уильям. Он нервно закурил. Ведетт чуть вздохнула и открыла рот чтобы что-то сказать. Но быстро закрыла, так как не нашлись нужные слова. В мозгу всё перемешалось. Мысли лихорадочно подбирались, но всё было не то.
  - Да хрен с ним с мыслями! Давай уже!
  - Что тебе давать? Единственное что могу дать – так это в  глаз!
  - Ему плохо ты не видишь?
  - Вижу…чего ж не вижу?!
Ведетт тихо присела на корточки и прошептала.
- Я как всегда не вовремя… Чёрт! Нет, это не то что я хотела сказать! Безнадёжно выдохнув она уставилась в противоположную стенку и процедила себе под нос:
  - Я знала, что так будет с первого же момента как она открыла рот… Да почему я говорю не то, что хочу сказать?
  - А что ты хочешь сказать?
  - Не скажу!
  - Почему?
  - Потому что за дверью сидит чертовка, которая читает мои мысли!
  Вдруг изнутри как будто что-то толкнула, Ведетт быстро повернула голову и чуть подтянувшись поцеловала Уила в висок. Матерь Божья что я сделала?! Идиотка! Ведетт быстро отпрянула, покраснела и отвернулась. Сейчас как хряснет мне по голове! Ну я и дура!

Отредактировано Vedette (11 Фев 2012 01:20:18)

+2

18

Can you feel the love tonight, - напевала в мыслях Кэссэди, и замечала, как ее рука выстукивает ритм песенки. Yes I can!
Последняя самопридуманная строчка вызвала усмешку. Смех хватило сил не использовать, ибо здесь и так все сполна шокированы поведением юной фейри. Оборотень так злобно сверкнула глазками, пытаясь сделать вид оскорбленного зверя, который вот-вот бросится на обидчика. Ну, да, конечно, напугала. Эту малявку ничем не напугаешь. Слишком уж сильно приспособилась к окружающей среде. Девочка-растение. Пф.
Кэссэди скрестила руки на груди, тем самым показывая, что, вне зависимости от действий «папули» и этого самого оборотня, она все равно выйдет победителем.
Бу-бу-бу, - передразнивала в мыслях Кэсс, выслушивая нотации. М-да, тяжело же мне придется среди всех этих людишек. Они же совершенно по-другому воспитывают собственных детей! Как так можно! Как бедные человеческие детеныши только не устают от постоянного давления со стороны старших!
Нет, конечно же, этой девчонке очень легко судить, глядя со стороны. Честно сказать, она сама по себе какая-то странная. Многие из ее же народа считали ее крайне странной особой. Если учесть еще то, что она очень любила разные «шутки»…Кстати, в узких кругах многие активно пользовались определением «шуточки Кэсс». По правде сказать, друзей у этой самой Кэсс было не так-то много. Зато она могла быть уверена как в своих собственных силах, так и в поддержке со стороны дружков. Ну, или как там люди говорят? Нечто вроде шестерок, да.
Бабах! Стул весьма грациозно полетел по направлению к стене, и не было неожиданностью то, что он удачно разбился. Бедное дерево. Наверное, не каждое растение предполагает для себя именно такую судьбу.
А потом опять гневная тирада со стороны новоявленного отца. Ну зачем же так орать? У меня слух, конечно, не абсолютный, но я пока прекрасно все слышу. Геката тебя забери, да я просто не вытерплю, если он снова так разорется и… А о чем она подумала, как вам кажется? Именно о том, чтобы приворожить знаменитой мелодией. Все существа забудут обо всем на свете, услышав ее лишь раз.
А оборотень тоже удалилась. Видимо, наивно решила, что поддержка в таких случаях обязательно. Что же, пусть думает, как знает. Кэссэди покачала головой, наигранно приложив ладони к щекам. Между прочим, за стенкой все было прекрасно слышно. Ну, умолчим о ментальном канале.
- Я все слышу! – крикнула девочка, на всякий случай приложив ладонь ко рту, мол, чтобы слышали лучше. Я знаю, что ты знаешь, что я знаю, что ты знаешь. Вот как теперь все это называется?
И вообще, зачем ей нужно было устраивать представление? Наверняка многие задаются этим вопросом. И она рано или поздно задастся. Но только не сейчас. Сейчас нужно подумывать над тем, как выпутываться из ситуации, в которую сама же себя и впутала. Наверное, в будущем Кэссэди окажется непревзойденным мастером по влипанию в неприятности разного рода.
Бабах! Посторонись, я иду! Гады, освободите площадку для рожденных летать! Правда, крылья фейри использовать не пришлось, они лишь с разбегу врезалась в дверь. Ручка-то была железной, да. Именно оттуда появился волшебный бабах.
Парочка сидела рядом с друг дружкой и мирно пялилась в стенку. Вернее, не мирно, а так, как будто им в лицо утюг швырнули.
- Да ладно вам хандрить, – взмахнула рукой Кэсс, и тут же в ладони «волшебным» образом оказалась флейта.
Деревянная поверхность приятно согревала пальцы, а так же душу, которая, в свете недавних событий, слегка подмерзла. С инструмента сорвалась всего одна нота. А затем флейта снова замолчала, а Кэсс склонила голову набок.
- Ну, извини, не удержалась, - выдохнула девочка, видя, что папашу уже ничем не поможешь и не вытащишь из этой пучины дибильного уныния. Просто у вас здесь все по-другому. Знаю, что ты сейчас скажешь. Если хочешь быть со мной, тебе придется привыкнуть. И ля-ля-ля.
Кэссэди учтиво преклонила голову. Почитай отца своего и мать свою. Ага.
- Король, осел и я. Мы скоро все умрем, - запела она, - осел от голода, король от скуки, а я от любви!
Юная фейри хлопнула в ладоши и засмеялась, отчего по коридору прошло эхо.
- Покажи мне замок! – веселым голосом промолвила девочка, беря папаню за руку (причем ту, в которой была сигарета).
Удивительно, как семейные встречи меняют людей! Ну, и нелюдей тоже.

0

19

офф

я заипался под конец писать пост хд

Я хочу крови.
Холодные пальцы коснулись челюсти сдвинув её в сторону. О да, мой друг, ты действительно очень голоден. Острые клыки выглядывали из-под бледных полосок губ, словно намереваясь в любую минуту откусить голову проходящему мимо. Опасный момент для людей, ничего не поделаешь. Хотя почему для людей? Появления крусника взбудоражило почти весь состав инквизиции. И самое смешное то, что эти самые люди, на данный момент, вздохнули спокойно. Конечно, их не касается появление охотника за кровью тех же самых вампиров. Они лишь тихо насмехаются.
- Какая мерзость.
Проглотив таблетки ты недовольно оскалился на то, какого противного,всё таки они вкуса. Свежачок интересней, он трепыхается и какой же это кайф когда в глотку медленно втекает чуть вязкая жидкость, ммм. Ладно, хватит. Я не хочу сожрать всю пачку. Да, таблетки для тебя сделаны специально на заказ. Таким необычным вампирам не по вкусу обычная кровь. Им деликатес подавай! А самый экстаз из всего вышеуказанного, это убивать во время пищи. Дробить клыками прочные кости и слышать как... Ладно, думаю, дальше не стоит.
И нахрена я разбил свой последний стул? Ворочил мысли горе-инквизитор зарыв собственную руку в чёрных волосах тяжёлой головы. О да, мебель выдают в вашем месте не так-то часто. Приходится довольствоваться всем, что имеется. Да и из небольшой зарплаты вычтут разбитый стул. Хотя нет, не вычтут. Просто оставят без нового. Ну и хрен с ним. Правда Маришка расстроится. Где ж ей теперь спать? Берегись, Уильям, за такое твоя кошка может и в сапоги нагадить. Хотя, Маришка же кульутрная дама, так что не станет делать таких глупостей. Да её ещё и с детства учили, что сапоги не только обувь, но ещё и предмет для наказания. Чёрная киса однажды получила по хвосту за шалости с оружием.
- Я как всегда не вовремя…
И рядом, мирно сползла по стеночке та, кого Уил ожидал меньше всего увидеть сегодня вечером. Однако, она нарисовалась. Как ни крути, а девчонка ей тоже пришлась не по душе. Мерзкий ребёнок. Фыркнул про себя наставник, но на фразу Ведетт он не счёл нужным отвечать. Будто бы сама не знает, что пришла не во время! А на счёт новоявленной дочери... Ты никогда на дух не переносил высокомерных тварей. Они часто получали за свою высокомерность штыки и ножи. И это не какие-то крылатые фразы.
- Я знала, что так будет с первого же момента как она открыла рот вновь выдохнула Ведетт.
Ты лишь усмехнулся, словно слова казались такими обыденными. Такое ощущение, что Уильям слышал такую фразу каждый день.
- Хоть она и моя дочь, я не чувствую родства... словно посторонняя.
Пепел упал на каменный пол между ног инквизитора, в то время как ты как-то криво стиснул белые зубы. Ну что тут сказать? Каким бы это неправильным не казалось, Вильям не чувствует ничего к этому ребёнку. Он будет играть, временно играть роль отца, который хоть признаёт, что это его чадо. Но в остальном... Сердце действительно не чувствует тепла. Хотя, впервые показалось, будто бы что-то да и сверкнуло. Но увы...
Что-то хотелось сказать. Что-то ещё, совсем чуть-чуть. Ну так, для полной ясности, чтобы закончить картинку. Да вот только что-то тёплое быстро коснулось напряжённого веска и моментально исчезло.
Ого, а ты даже опешил от такого происшествия. Немного неожиданно, но на губах расползлась какая-то даже добрая улыбка. Таки даже человеку с холодным сердцем хочется чтобы его кто-то утешил. Хотя иногда это даже не нужно.
- И ты пёрлась в такую даль, чтобы поцеловать меня в весок?
Нет, ну ей Богу странная девчонка. Конечно не из-за тебя она сюда пришла, это было очевидно. Но не насмехнуться было просто ни как.
Ты вытянул шею придвигаясь к губам Ведетт, но успел лишь случайно коснуться их перед тем, как прижал собственными клыками свои. Девчонка. Агрессивно сверкнула  мысль перед тем, как за дверью действительно послышались шаги.
- Я все слышу! пеослышался крик.
А ты Уил не знает на сколько тонкие стены у него в комнате?
- И что теперь? криком проследовал ответ.
Коснувшись губами сигареты ты даже откусил её кусок от неожиданного удара двери. Твою мать. Фыркнул ты вглядываясь на обрубок оставшийся от вредоносного никотина.
- Да ладно вам хандрить
- Сгинь.
Ты был какой-то отстранённый от поведения маленького и назойливого "жука". Конечно, инквизитора более заботила откусанная собственными же зубами сигарета. А то, что там кто-то рядом зудит и что-то говорит- его не сильно волнует.
Отто вновь замкнулся в себе. Такой же странный, такой же безразличный. Потому-то ему сейчас по фиг на всё. Скрылся, так сказать, в своих мыслях.
- Если хочешь быть со мной, тебе придется привыкнуть. И ля-ля-ля.
Продолжала забавиться девчонка. Ну, пусть смеётся. У папочки нервы не железные. Я бы на её месте за свою жопу опасался. Этот наставник великолепный маг.
- Ты здесь временно.
Вот. Всё коротко и ясно.
- Покажи мне замок! игриво заёрзала девчонка потянув тяжёлую руку.
Ага, ну да, наивная. Тебе только и поднять его. как же. Не кажется, что соотношение масс довольно таки не маленькой? Деточка, не надорви свой кругленький животик. Дядя Уильям не хочет ходить по лазарету и таскать тебе мандаринки.
- Нет, я устал.

Отредактировано William Otto (11 Фев 2012 23:13:53)

+1

20

Нет, ты просто самая невообразимая дура, которую я только встречала. На строгого, привыкшего к полной свободе мужчину, сваливается дерзкая девчонка, которая совершенно не представляет, в чём заключается стиль его жизни! Вдруг ещё появляется старая знакомая, которую он отымел и лишил девственности пару лет назад, и по доброте душевной он приглашает её погреться, но тут дочка устраивает дикое представление, иронично намекая, что она - самая главная в его мире, во всём мире. На глазах у старой знакомой, он, в пылу ярости, признаётся, что действительно когда-то любил и уходит за дверь, чтобы остудить нервы сигареткой и немного собраться с мыслями, но тут опять появляется надоедливая "старая знакомая" и целует его в весок. Вот что должен делать этот бедный мужчина! Н- да... я бы на его месте разорвала всех в клочья...
  - Хоть она и моя дочь, я не чувствую родства... словно посторонняя. Ведетт чуть вздохнула. Она понимала, каково чувствовать это. Ведь все для неё в этой жизни были посторонние, и, она даже не знала, как это чувствовать родство, когда знаешь , что родственник, твой брат по крови, может помочь тебе в трудную минуту и простить тебя за то, что ты такой, какой есть.
  Но на поцелуй, Уил отреагировал не так, как Ведетт думала, в момент, когда смущённо отвернулась к стенке и приготовилась получить за выходку по голове. Он расплылся в какой-то странной, даже...доброй улыбке и усмехнулся:
  - И ты пёрлась в такую даль, чтобы поцеловать меня в весок? Ведетт призрачно улыбнулась и выдохнула через нос. Чуть вытянувшись, тёплые губы коснулись уголка рта, но тут открылась дверь, и Уильям быстро отпрянул. Недолго длился поцелуй, ну, точнее он вообще не длился. В коридор "залетела" девчонка и она была явно недовольна, что эти двое такие хмурые. А что им? Снимать трусы и бегать? Ведетт даже точно не знала, что эта мелкая прочла в её мозгу. Мало ли о чём человек может думать. Да-да, поэтому Ведетт перестала думать. Думала только о простых вещах и не смотрела на Кэссади.
   - Да ладно вам хандрить - звонко разнеслось по коридору. Уильям только жёстко посмотрел на маленькую шалунью, и, понятное дело, в лице никак не изменился. Только небрежно кинул в её сторону:
   Сгинь Ведетт только голову опустила, устремив свою взгляд на каменный пол между колен. Ей была неудобна вся эта ситуация. Крайне неудобна.
   Но девчонка не обратила внимания на "сгинь" и продолжала прыгать и играть на нервах.
   Ну, извини, не удержалась. Просто у вас здесь все по-другому. Знаю, что ты сейчас скажешь. Если хочешь быть со мной, тебе придется привыкнуть. И ля-ля-ля. Нет, она всё-таки странная, бешенная, избалованная, но...такая милая. Ведетт не слышала извинения лучше. Но, как и ожидалось, Уил остался холоден.
   - Ты здесь временно. Ведетт только чуть сжала губы. Она ожидала чего-нибудь подобного. С первого момента, как она поняла, что Кэссади его дочь, в голове сразу же появился вопрос: А как он вообще собирается с ней жить? Но теперь всё стало понятно. Папаня решил по-быстрому избавиться от дочери. Но, честно-говоря, так было бы правильней. На месте Кэссади я б не пожелала жить с таким отцом. Тем более, они оба не чувствуют родства и... это же мука жить с тем, от кого не чувствуешь заряда, от кого не идёт то тепло, которое тебе нужно...
   Покажи мне замок звонко отозвался эхом голос Кэссади. От её голоса - мурашки по коже. Ведетт чуть глянула на Уильяма. Он как-будто бы её не слышал и ответом был, конечно же - отказ. Ведетт увидела, что Уильям нервно перебирает в руках откусанную сигарету. Казалось, его больше волновала эта проблема, нежели чем собственная дочь. Ведетт чуть привстала и засунула руку в карман. Там, как и ожидалось, лежал чехольчик, где осталась одна сигарета. Ведетт достала её и аккуратно вытащив откусанную сигарету из тёплых пальцев Уильяма, заменила её на новую. А ту, затушила о каменный пол. А что? Сигареты, это, пожалуй, единственное, что его сейчас может успокоить. Хорошо, пожалуй, не единственное, но крови она ему не даст! Это даже не обсуждается! Это слишком страшно. Звезда не сможет, она умрёт раньше, чем вампир начнёт пить. От страха умрёт.
  Веда почувствовала, что ноги начали затекать, но сил, чтобы подняться, у неё не было. Она опёрлась руками о стену и медленно поднялась, чувствуя, как кровь приливает к ногам. Глубоко вздохнув, она посмотрела вглубь коридора. Оттуда подул сквозной ветерок. Ведетт вспомнила, что если она будет уходить, надо не забыть отдать Уильяму свитер, хотя…она точно знает, что когда наденет свой «свитер», её будет передёргивать от неприятной мокрой ткани на теле, и когда она выйдет на улицу, то через пять минут, будет идти в ледяном кубе, а не в свитере. Хотя, что там, ей до города быстрым шагом – 5 минут, но есть другая проблема…
  В порыве холода, когда Ведетт, стуча зубами, шла в комнату Уила она не помнила, как она шла. То есть дороги она совсем не помнила. Да, даже если бы и помнила, она бы не пошла одна! Ни за что на свете! Свят-свят-свят!

Отредактировано Vedette (12 Фев 2012 00:03:50)

+1


Вы здесь » Shadows Curse » замок Святого Ордена » комната Уильяма


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC